Том 7: Интриги Сузумии Харухи. Глава 5.

На следующее утро (в воскресенье).

Я никогда не был привычен к ручному труду, и теперь у меня по всему телу болели мышцы. К счастью, мне этой ночью не снилось ничего странного, и мне наконец-то удалось хорошо выспаться.

Я сунул письмо №3 в карман куртки и выкатил велосипед. На улице дул ветер, так что этот день тоже обещал быть холодным.

Из-за того, что народ оставлял велосипеды где попало, городские власти решили построить напротив железнодорожной станции новую велопарковку. Там мог поставить свой велосипед всякий, кто покупал билет. Припарковав велосипед, я пришел на станцию, и, что неудивительно, опять оказался последним.

Асахина-сан в своем теплом наряде выглядела каким-то очаровательным пушистым зверьком. Лицо Коидзуми украшала элегантная улыбка, которая заставила бы обернуться как минимум одну школьницу из пяти. На Нагато, как обычно, была школьная форма и кардиган, она стояла и молчала("стояла молча"? m4).

Харухи, шея которой была обернута шарфом, ткнула в меня пальцем и сказала:

— Знаешь, сколько мы тебя уже ждем? Тридцать секунд!
Невезуха. Если бы я оставил велосипед не на новой стоянке, а где-нибудь еще, то это был бы первый раз, когда последним пришел не я. Вот бы хотя бы раз за всё платила Харухи.

— Если б так получилось, то конечно, я бы за вас заплатила. Но я хочу, чтоб ты знал: я ненавижу быть последней в чем угодно, будь то пробные экзамены, соревнования или вот такая встреча! Я бы скорее осталась здесь ночевать, чем опоздала, — заявила она с дерзкой улыбкой, словно бросая вызов. Лучше бы она пустила свой энтузиазм на какое-нибудь полезное дело.

Пока я раздумывал над тем, чего бы Харухи могла добиться, она потащила меня и остальных членов команды в кафе.

— Пусть даже мы вчера ничего не нашли, — сказала Харухи, глотая кофе. — Но давайте подумаем. Задача команды СОС - не поиск какого-нибудь древнего старья. Нет, мы ищем что-нибудь экстраординарное. Типа артефакта, оставленного путешественником во времени. Они же в этом городе так и кишат! Наверняка сегодня что-нибудь найдем!

Но и город у нас немаленький. Как мы здесь сможем что-нибудь найти?

— Неважно, насколько город большой. Важен уровень развития, плотность населения. То, что заставит путешественников во времени заинтересоваться им.
— Ладно, забудь.

Я сдался. При чем тут развитие и население города? «Что-нибудь экстраординарное» — это то, что не появляется по расписанию. Невозможно заранее предсказать ни где это произойдет, ни когда, ни почему. А поэтому всё, что нам оставалось, это только ждать неизбежного.

С моей точки зрения, я ничего экстраординарного не открыл, меня в него с силой ткнули носом. А мне лишь оставалось лишь делать, что велено, и всё из-за… то есть, благодаря тебе.

Пока я размышлял о том, что мне пришлось испытать, Харухи уже сделала на зубочистках метки шариковой ручкой и сказала каждому вытянуть по одной.

— Чтобы ускорить работу, разделимся на две группы. В одной — те у кого зубочистки с метками, в другой — без меток.

Я инстинктивно глянул на Нагато, которая тихо посасывала свой фруктовый сок и изучала меню. Ничего страшного, если я не окажусь в одной группе с ней. Если мне достанется Коидзуми, то всё будет в порядке.

— Давай, жребий тяни! — сказала Харухи, сунув мне под нос пять зубочисток. — Чего медлишь? Не хочешь оказаться в одной группе с кем-то? Ха-ха. А с кем тогда хочется? Как ребенок, ей богу.

Не надо улыбаться мне также, как наша соседка на нашкодившего пацана("..соседка - нашкодившему пацану." m4 / Да). {Яп. そんな隣のお姉さんが悪ガキを見るような顔で笑うなよな。} Кстати, по словам Асахины (Митиру), я буду в группе с Коидзуми. То есть мне достанется меченая зубочистка, а вероятность этого два из пяти. Простейшие законы вероятности подсказывают, что у меня больше шансов вытянуть немеченую. А что, если вероятность окажется сильнее воспоминаний Асахины-сан? Если я вытяну немеченую, то как я потом буду сводить свое настоящее с будущим Асахины-сан?

Ну ладно, я всё равно ничего не могу с этим поделать. Пока я сидел и молчал, Харухи раздала зубочистки трем остальным членам бригады. После них мне оставались две зубочистки. Я бросил нервный взгляд на Коидзуми. В руке он элегантно сжимал меченую зубочистку.

Оставался("остались"? m4 / Да) я и Харухи. А поскольку Харухи имела привычку выбирать последнюю оставшуюся, значит, теперь был мой черед тянуть жребий.

Я закрыл глаза, набрал в грудь воздуха, протянул руку к кулаку Харухи и секунд на десять застыл в нерешительности.

— Ты с драматизмом момента не перебарщиваешь? — сказала Харухи, начиная терять терпение. Может, тебе так и кажется, но если всё пойдет не так, как рассказала…

— А, была не была! — воскликнул я и дернул рукой. Я уж не помню, была это левая и или правая рука, но помню, что действовал я чисто по интуиции. Хотя, наверное, зря, потому что я случайно выдернул у Харухи обе зубочистки.

Глядя, как из кулака Харухи вылетели две зубочистки, я успел подумать, что мне крышка. Вдруг одна из зубочисток упала на стол и покатилась по нему. Я ошалело искал глазами вторую зубочистку, пока не обнаружил, что ее в воздухе поймала ("поймала в воздухе" m4) Харухи.

Я осторожно глянул на ту зубочистку, что лежала на столе. На ней была маленькая, но заметная метка.

— Да ну вас! — сказала Харухи. — Девочки налево, мальчики направо? Скукота какая!
Какая жалость. Честно говоря, утреннее распределение не имело для меня особой важности. Если бы Коизуми не вытянул помеченную зубочистку, он вполне мог пойти с Асахиной-сан и Нагато. Поскольку я не мог допустить этого возможного изменения, то было жизненно важно, чтобы мы с ним вытащили помеченные зубочистки. [чёт не догнал, к чему тут "too bad"? m4] Вот почему я успокоился, узнав, что буду в паре с Коизуми.

Затем мы все встали и приготовились уходить. Незачем говорить, что платить пришлось мне. Привычка может быть опасной. Как я ненавижу себя за то, что оплачиваю счёт так естественно (…будто так и надо)!

— Прости, что тебе опять приходится это делать, Кён-кун. Спасибо. — Извинения Асахины-сан были единственной вещью, от которой я почувствовал себя лучше. Коизуми тоже сказал что-то в этом духе, но с учётом ситуации и, вдобавок, его счастливой улыбки, как можно ожидать, что я успокоюсь?

Всё, что он сказал, это:
— Если у тебя когда-нибудь закончатся деньги, я в любой момент смогу найти тебе подработку.

Уже на выходе из кофейни Коизуми обратился ко мне и рассказал больше об этой «работе».

— Серьёзно, это лёгкая работа. Когда привыкнешь, станет проще простого. Зарплата нелепо высокая, это я гарантирую.

Спасибо, не нужно.

Образ дьявола, скрытого за этим улыбчивым лицом, внезапно возник в моей голове. Я представил себя, расписывающегося в таинственной гостевой книге и доставленного на таинственный исследовательский объект, где мне завяжут глаза, изменят мои разум и тело, временно дав способности эспера (@эспер = гадалка, ясновидящий etc). Прости, Коизуми, но хватит с меня закрытых пространств. Не хочу снова застрять в одном из этих серых миров – премного благодарен.

— Я тоже подрабатываю. И ты можешь, если пожелаешь. Не беспокойся, там нет ничего напряжного.

Пожалуй, оставлю такую работу тебе.

— Только ты на это способен, — быстро ответил я, стараясь как можно быстрее окончить этот разговор. Спасибо, но я желаю остаться обычным человеком без сверхсил, настоящих или искусственных.

— Хмм… — губы Коизуми изогнулись вверх, обозначая улыбку. — Если когда-нибудь передумаешь, обязательно обратись ко мне. Я могу преподать тебе основы и даже немного больше, если пожелаешь.

Сегодня, по какой-то причине, Коизуми подбирал слова, звучащие странно и своеобразно. Возникало чувство, будто он может упомянуть нечто, что мне не понравится, если начну ему подыгрывать. И по одной лишь этой причине моё нутро говорило мне отвергать его предложение до последнего, дабы не оказаться в ловушке. Временами стоит прислушиваться к инстинктам.

Харухи ждала меня снаружи.

— Встречаемся здесь в 12.

Нагато оказалась справа от Харухи, обхватившей своей левой рукой талию Асахины-сан и маниакально усмехающейся.

— Слушайте. Мне всё равно как, но сегодня вы должны найти что-нибудь загадочное! Может, вам стоит проверить канализацию, ведь мы там раньше не были, или попробуйте посчитать количество полосок на пешеходных переходах – вдруг их таинственным образом стало больше! Если будете стараться, то непременно найдёте что-нибудь интересное! Будешь делать что-то без энтузиазма, никогда ничего не достигнешь!

Знаешь, ты уже была целью двух пришельцев и гостя из будущего, но до сих пор не в курсе этого… Ох, я сдаюсь.

Если бы я сейчас играл в охоту на мусор[1] и мне нужно было найти «что-нибудь странное», то, безусловно, первым, что я притащил бы к финишу, была бы Харухи. Если подумать, кто-то нормальный, вроде меня, являющийся членом одержимой загадочным Команды СОС - возможно, самое странное явление. В то время как Харухи заставляла нас искать «загадочное», я поймал себя на желании жить не более чем обычной школьной жизнью. Видимо, действительность всегда полна парадоксов.

Харухи покинула нас, потащив Нагато и Асахину-сан по улицам. Я затянул шарф и повернулся к Коизуми.

— Так, и где тут происходит загадочное?

У нас было два часа на поиски чего-нибудь таинственного. В эту холодную погоду Коизуми улыбнулся и прохладно ответил:

—Даже если бы я сказал тебе, где, уверен, тебе это не понравится. Да и мне не хочется идти в подобное место. Давай воспользуемся этой возможностью прогуляться и поболтать немного.

Коизуми был неожиданно молчалив всё это время. Всё, что мы сделали, это посмотрели на карпа в аквариуме, прежде чем продолжить листать журналы в мини-маркете. Как ни посмотри, мы оба были похожи на простых старшеклассников.

Что до наших разговоров, то они, в основном, были ограничены темами вроде выпускных экзаменов, вчерашних драма-шоу (@театральных представлений?) и в том же духе. Выслушивание его обыденных речей лишь усиливало мои подозрения. Или я ошибаюсь?

— Я хочу стать(@быть / Да) тем, кто снаружи кажется обычным старшеклассником, но эспер внутри. Вот почему я считаю, что внешний вид весьма важен, — говорил Коизуми, пока мы медленно пересекали улицы.
— Я ни разу не задумывался над тем, что останусь эспером навсегда. Иногда жалею, что не могу завернуть свои эсперские способности в подарочную упаковку и отдать их кому-нибудь другому, освободившись от своих сил и своего бремени.

Это должно меня успокоить?

Коизуми улыбнулся мне и продолжил:
— Такие мысли возникают у меня нечасто, лишь иногда. Если бы мне прямо сейчас предоставили выбор, то я, несомненно, предпочёл бы оставить всё, как есть. Возможность контактировать с космическими существами и общаться с людьми из других временных пластов – не думаю, что есть что-то более удивительное и впечатляющее, чем это. Хотя, конечно, твой опыт куда богаче моего.

На твоём месте, я бы включил и тебя в этот «удивительный и впечатляющий опыт».

— С моей точки зрения, хотя быть эспером странно и необъяснимо, но вовсе не удивительно и не впечатляюще. Однажды я перестану быть старшеклассником, если, конечно, Сузумия-сан не останется на второй год. Вот почему сейчас я стараюсь наслаждаться жизнью, как она есть, в качестве старшеклассника и эспера одновременно.

Я лишь хочу наслаждаться мирной школьной жизнью. Однако должен отметить, что ты действовал весьма похвально во время летнего и зимнего инцидентов.

— Всё потому, что я уже почти 4 года являюсь членом «Корпорации». Не получи я тогда свои эсперские способности, не был бы переведен в Северную Старшую и, вероятно, занимался бы сейчас вещами, не касающимися судьбы (всего) мира.

— И что в этом плохого?

Светофор стал зелёным, и мы продолжили движение.

— Понятия не имею, был ли я переведён сюда из-за своих эсперских или других потусторонних сил, да это и неважно, да? Я уже здесь, в конце концов. И хотя ты всё время повторяешь, что команда СОС – это глупый клуб, ты ведь ни разу не пожалел, что присоединился, так? Будь ты и впрямь сыт этим по горло, мог бы написать прошение об отставке. Полагаю, я мог бы помочь тебе передать это Сузумии-сан, — сказал Коизуми, а его гуды изогнулись вверх, будто в насмешке.

— Забудь.

Коизуми продолжил довольным (@?) голосом, не обращая на меня внимания.

— Сейчас ты похож совсем на другого человека. Я всё ещё помню первую встречу с тобой и Сузумией-сан и то хорошее отношение, которое я почувствовал от всех вас тогда. А потом я был повышен до вице-капитана (@зам.кома?)… Но давай ненадолго забудем об этом. Ты всё ещё помнишь, что я сказал во время происшествия на снежной горе?

Ещё как. Даже если ты когда-нибудь забудешь это, я буду помнить до конца жизни. И если ты рискнёшь отступиться от своих слов, я, будь уверен, объединю силы с Харухи и вломлю тебе по полной.

— Какое облегчение. Если я однажды заработаю амнезию, кто-нибудь, по крайней мере, должен будет мне об этом напомнить.

Коизуми улыбнулся и продолжал:

— Нагато-сан тогда фактически сказала: «Я надеюсь, что подобное больше с вами не повторится». Но даже если нечто подобное снова произойдёт, я, безусловно, выручу вас всех – за это не беспокойся.

Слушая это, я вдруг почувствовал облегчение оттого, что есть кто-то ещё, кроме Нагато, на кого я могу положиться.

— Думаю, это само собой разумеющееся, но желание защитить Асахину-сан было всегда и у каждого. Не зная этого, ты внезапно вознамерился защищать её. Думаю, это тоже можно назвать «силой», нет? (@?? / Не вижу ничего сомнительного)

Перейдя дорогу, Коизуми резко остановился и взглянул на часы. Поняв намёк, я посмотрел на свои и понял, что мы уже достаточно долго мотаем круги. Скоро нужно будет возвращаться. Только было я собирался направиться к станции, как вдруг Коизуми неожиданно произнёс:

— Что касается другой Асахины-сан, хотя я и буду защищать её как член «Организации», но будь, пожалуйста, осторожен. Эта Асахина-сан может отличаться от остальных.

Образ Асахины-старшей внезапно всплыл в моей голове, в то время как я шёл вперёд, не оборачиваясь. Даже при том, что голос Коизуми становился всё глуше и глуше, я всё ещё мог разобрать, что он пытался сказать: «Она для нас – Команды СОС – больше, чем просто талисман».

Может, и так. В конце концов, ты первым сказал мне это.

— Вот почему… — сказал я, — …даже если будущее изменится, мне будет всё равно. Самое главное, оно должно начать меняться. (?)

Когда мы с Коидзуми вернулись на станцию, остальные три члена бригады уже ждали нас там.

— Нашли что-нибудь таинственное? — первым делом спросила Харухи.

Извини, Харухи, но даже если бы мы искали всерьез, мы вряд ли бы что-нибудь нашли.

— Нет, — простой и честный ответ. — Что можно сказать и о вас. Вы ведь ничего не нашли, да? Так что мы на равных.

— Ты прав, мы не нашли ничего необычного, — согласилась Харухи, даже не обматерив меня или хотя бы разочаровано вздохнув. Наверное, у нее сегодня действительно хорошее настроение. — Но всё равно было здорово, особенно на той дегустации в супермаркете, правда? — Харухи со счастливым видом спросила Асахину-сан.

— А да! — кивая согласилась Асахина-сан, и на долю секунды колыхание ее каштановых волос напомнило мне трепыхание малиновых крыльев бабочек в нашем саду. — Мы видели столько всего интересного и даже купили новый чай!

Асахина-сан выглядела очень довольной, как будто всего лишь прошлась по магазинам. Приглядевшись, я заметил у Нагато в руке пакет с логотипом книжного магазина. Да ладно, вы что, действительно думали, что отыщите что-то сверхъестественное в торговом центре?

Ну, не считая соответствующей литературы в книжном магазине, разумеется.

— Ну, это тоже неплохо, — сказала Харухи [Да, по-японски там именно Харухи — Hellerick], хотя всё-таки казалась неудовлетворенной. — Будем действовать в спешке, потом можем и пожалеть. Чем больше мы жаждем что-то найти, тем осторожней нам нужно поступать. Это как вести автомобиль. Если будем всё время жать на газ, потом, когда что-то случится, мы не сможем вовремя затормозить. А всё потому, что мы ничего подобного не ожидали, а когда на это наткнулись, сразу столкнулись с проблемой.

Не вижу в твоих словах логики.

— Потому что, она не такая простая, Кён, — вдруг сказала Харухи. — Этот как с куклой-дарумой.[2] (@Сорт оф неваляшка?)(Если уж это перевод другой команды, можно было и сноски взять. Дюмаю, "неваляшка" не подходит) Думаешь, она никогда не перестанет качаться, но стоит от нее отвернуться — и она уже не двигается. Вот и с таинственными явлениями то же самое. Если не обернуться в нужный момент, всё пропустишь. Вот что самое главное, Кён: поймать правильный момент.

Я совсем запутался. Судя по тому, как Харухи это сформулировала, она считала, что у удачи есть настоящий хвост, за который ее можно схватить. Говорю тебе, это невозможно. Как ты собираешься ловить правильный момент, если тебе о нем не сообщили заранее?

— Кстати, а где мы будем обедать?

Это ты так отвечаешь на мой вопрос?

— Я знаю об одном новом итальянском ресторане на том берегу. Я один раз проглядела меню — показалось весьма аппетитно. Возьмем столик на пятерых?

Кажется, Харухи совершенно проигнорировала мой вопрос. Я чувствовал себя как монах, который зачитывает Священное писание коровам. Если не считать улучшения моей кармы, толку от этого было никакого — что не делай, коров никогда ни в чем не убедить. Вот иногда у меня такое же ощущение с Харухи.

— Меня устраивает. А тебя, Коидзуми?

Интересно, что случится, если Коидзуми вдруг скорчит рожу и скажет «Извините, но я терпеть не могу томатный соус!» Конечно, он никогда так не скажет. Что бы не вылетело из уст Харухи, он никогда не ответит «нет». Вот и сейчас он лишь улыбнулся и сказал: «Разумеется».

— Тогда решено, — сказала Харухи, тем самым дав нам понять, что нам больше не нужно без толку шататься по городу и мы можем спокойно пообедать. Когда мы добрались до того итальянского ресторана и расселись, я опять почувствовал, как ноет мое тело — Харухи, чтоб тебя…

Иногда я думаю, а не слишком ли я беспокоюсь за эту девчонку, также как иногда мне кажется, что я слишком балую Сямисена. Стоит ей опустить взгляд и загрустить, я начну волноваться за нее и думать, что лучше б она всегда оставалась такой же энергичной. Интересно, наступит ли день, когда Харухи станет такой же, как вода в моем стакане — не слишком горячая, не слишком холодная; не слишком энергичная и не слишком тихая.

Пока я об этом думал, я инстинктивно глянул на Харухи. Она осушила стакан за три секунды и уже требовала у официанта новый. Да, похоже у Харухи уйдет на это времени не меньше, чем у Асахины-сан младшей стать Асахиной-сан старшей.

После того, как сегодняшнее специальное блюдо — ризотто по милански — окончательно опустошило мой бумажник, Харухи опять начала метить зубочистки.

Вот он: самый важный момент за день. Беспокойство Асахины-сан передалось и мне. Я всё еще волновался, появится ли Асахина-сан (Митиру) в назначенном месте. Пожалуйста, будь там!

Я огляделся. Первой, кто закончила еду, а теперь молча изучала меню, была никто иная, как Нагато. Складывалось ощущение, что ее очень заинтересовали зубочистки в руке Харухи. Так как я попросил ее о помощи, я знал, что мне нечего беспокоиться, и поэтому уверенно вытянул зубочистку.

Меченая, разумеется.

Потом Нагато изящно вытянула еще одну зубочистку. Не проронив ни слова, она положила ее на стол и вернулась к меню.

— Ну, думаю, дальше тянуть незачем, — сказала Харухи и выкинула оставшиеся зубочистки в пепельницу. Не обвинив никого в мухлеже, Харухи взяла счет и принялась изучать его. Она никогда не стала бы оплачивать счет, поэтому каждый заплатил за себя сам.

Вновь оказавшись на холоде улицы, мы разошлись. Харухи, Асахина-сан и Коидзуми пошли в своем направлении, а мы с Нагато — своей дорогой. А конкретно, мы пошли к месту, где я условился встретиться с Асахиной-сан (Митиру).

Всякий раз, как я иду с Нагато, мои мысли возвращаются к первому разу, как я шел с ней вот так прошлой весной, когда она всё еще носила очки, а на ее мраморном лице не было и тени эмоции. Кстати, именно тогда нас и заметил Накагава.

Пока мы шли, Нагато следовала за мной, отставая от меня на два шага (@пару шагов). Поскольку я никак не чувствовал ее присутствия, мне постоянно приходилось оглядываться, чтобы убедиться, что она всё еще там. И всякий раз меня встречал ее бесстрастный взгляд.

Должно быть мы оба сейчас испытывали ностальгию, ведь мы направлялись в место, которое хорошо помнили — в библиотеку. После того, как я ее сюда привел в первый раз, она, кажется, часто сюда заходила. Действительно, это было памятное место для нас обоих.

Сейчас всё было точно так же, если не считать того, что у Нагато уже была библиотечная карточка, и что она больше не носила очки.

Мы направлялись к библиотеке, не произнося ни слова, но в то же время не испытывая ни малейшей неловкости. По мне, так слово — серебро, а молчанье — золото. Если б это были Харухи или Коидзуми, я бы заподозрил какой-то подвох, но это была Нагато, и ее молчание меня успокаивало.

Погруженные в уютное молчание, мы вошли в библиотеку, и я остановился и оглянулся, чтобы кого-то найти. Я заметил ее сидящей на диване. Асахина-сан встала и подбежала ко мне, словно не желая меня лишний раз утруждать.

На ней было любимое пальто* Цуруи-сан, повязанный вокруг ее маленькой шеи шарф с цветочным узором и соломенная шляпа. Глаза Асахины-сан (Митиру) стали размером с пятирублевую монету, как только она увидела, с кем я пришел.

— Кен-кун… А-Ах… Нагато-сан…

Будучи в библиотеке, я подражал действиям Асахины-сан, слегка касаясь пальцем губ, прежде чем сказать в полголоса.

— А Цуруя-сан не с тобой?
— Нет, — ответила Асахина-сан и обеспокоенно посмотрела мне за спину. Ты же сама знаешь, что тебе не стоит так волноваться.
— Цуруя-сан сказала, что у нее дела, и она не сможет пойти вместе со мной, однако…

Асахина-сан неровно перебирала пальцами:

— Она позаботилась о машине, на которой меня сюда доставили, и даже дала мне деньги на такси домой…

Я был слегка обескуражен тем фактом, что Цуруя-сан не смогла проводить ее до библиотеки, но еще больше меня волновали огромные глаза Асахины-сан. Я обернулся с целью разузнать, не было ли за моей спиной чего-нибудь вроде мстительного духа или еще кого-нибудь, кроме Нагато.
— …

Нагато посмотрела на Асахину-сан, без какого-либо проявления эмоций на ее лице. Я вдруг вспомнил, что когда я просил Нагато помочь мне manipulate the outcome of the lot drawing … (@помочь с результатами жеребьевки, имеется в виду вытягивание зубочисток)

К сожалению, я совсем забыл сказать, зачем мне было это нужно.

— Эх, Нагато, видишь ли…
— …

Даже если Асахина-сан одета в такой наряд, я не думаю, что кого-нибудь можно одурачить историей вроде «Она ее близнец!». А Нагато и подавно.

— Это другая Асахина-сан.
— Я знаю, — сказала Нагато без капли смятения.

Ох, точно, я ведь представлял вас уже!

— Э-эм…
— …
— Мне жаль, очень жаль.

Почему библиотекарша смотрела на меня, когда я находился между извиняющейся Асахиной-сан и ледяной Нагато, такими странными глазами? Сомневаюсь, что я забуду это взгляд даже спустя три дня. О чем же она подумала?

Спустя десять секунд Нагато сказала,

— Да.

Подбородок Нагато опустился на одну миллионную сантиметра за долю секунды. Казалось, это был одобрительный жест.

Я воспользовался этой возможностью, чтобы вкратце объяснить, что мне необходимо сделать.

— Мне нужно сходить с Асахиной-сан кое-куда, чтобы выполнить одно важное дело. После того, как мы закончим, я вернусь к тебе. Можешь побыть здесь некоторое время?

— Я подожду, — кратко ответила она так, словно понимала мою нынешнюю ситуацию.

Посмотрев, как Нагато кладет книжку, которая была такая же толстая, как моя подушка, обратно на забитую книжную полку, я повернулся к Асахине-сан и сказал:

— Асахина-сан, пойдем.

Я еще раз обернулся, чтобы увидеть, как Нагато скрывается среди книжных полок. Настенные часы показывали два часа.

— … Эм… Кен-кун… — сказала Асахина-сан с тоном, по которому было видно, что ей сейчас очень сложно произносить слова.
— Ты привел сюда Нагато безо всяких объяснений, не так ли?
— Ну, просто случайно.
— Нет… Это не случайно…

Асахина-сан сказала, покачав головой.

— Теперь Нагато-сан, наверное, сердится на тебя.

Хм? Я, конечно, извиняюсь, но как ты это определила? По тону ее голоса казалось, что даже Асахина-сан сейчас злилась на меня! Нет, это не так. Не думаю, что Нагато могла бы рассердиться на кого-нибудь… Гкх, я сдаюсь. Вздох вырвался из моих губ.

— Я не настаиваю, но… Кён-кун, когда мы покончим с этим, не мог бы ты извиниться перед Нагато-сан, ладно? — в эти слова она вложила всё свое очарование.

Мы вышли из библиотеки, и Асахина-сан некоторое время молча смотрела на дорогу, пока я, сбитый с толку, стоял у нее за спиной.

Ну и что было делать дальше? Оставалось лишь одно: следовать инструкциям лежавшего у меня в кармане письма.

Мы шли молча, нас одувал холодный ветер. Из-за зимы ли я испытываю такой холод? Или из-за того, что я иду с Асахиной-сан, находя время прочитать номера на всех домах, мимо которых мы проходим, вместо того, чтобы поробовать с ней заговорить? Судя по ее шагу, она была напряжена.

Показался упомянутый пешеходный мост — мы были почти на месте.

Я еще раз перечитал письмо, убедившись, что это тот самый мост. Перед нашим с Асахиной-сан удивленным взором раскинулась цветочная клумба.

— Как красиво цветет. {Яп. 「ずいぶんと咲いてるもんですね」 — нет в английском переводе.}

Цветы были очень красивыми, по сравнению с ними те, которые росли по дороге к Северной Cтаршей, казались жалкими сорняками. Они цвели посреди суровой зимы, и в глубине души я испытывал за них гордость. Некоторые даже полностью раскрылись — глядя на них, я задумался, а не будет ли результат поисков в этой большой 10-метровой клумбе таким же, как и вчера — то есть ничем, кроме перепачканной одежды?

Осторожно, чтобы ветер не вырвал письмо из рук, я еще раз перечитал письмо.

— Мы должны искать в этой клумбе…

На прочесывание такой клумбы уйдет уйму времени — этого я не предусмотрел.

— Да нет, не так уж много, — сказала Асахина-сан и показала на угол клумбы. — Анютины глазки растут только в одном месте.

Я смутился из-за того, что не знал названий даже таких простых цветов. Я посмотрел, куда указывала Асахина сан, и увидел качающиеся на ветру синеватые цветы.

— Вон те желтые — нарциссы, вон те — цикламены, а вон те фиолетовые — фиалки.

На меня произвело впечатление и удивило то, как хорошо она знала цветы.

— Пока я здесь училась, я много чего узнала. В том числе о ботанике и о названиях цветов.

Ну, тогда мы спасены. Вчера мы искали иголку в стоге сена, а теперь мы по крайней мере знали, где искать.

— Пожалуйста, осторожнее, не подави цветы.

Я принял просьбу Асахины-сан и забрался на клумбу, туда, где росли анютины глазки. Кажется, Асахина-сан действительно беспокоилась за эти расцвевшие посреди зимы цветы. Я посмотрел на них сверху вниз.

В письме сообщалось, что где-то здесь должен был быть передатчик. Оставив сомнения, я начал поиски. Если пришельцы из будущего говорят, что он здесь, значит, он точно здесь. Иначе получилось бы, что я ничем не отличаюсь от слуги, исполняющего приказ хозяина.

Пока я нырял в грядку анютиных глазок, осторожно раздвигая листья и стебельки, Асахина-сан наблюдала за мной со стороны. Автомобилей было мало и мимо почти никто не проходил, но если кто-то видел меня, я не мог винить их в том, что они думали, что я разоряю красивую клумбу. Пока я был занят поисками, я молил бога, чтобы мимо не проехали полицейские.

Ну вот, прошло тридцать минут. Я отрянул с рук грязь о штаны и вытоер пот.

Странно.

Я обследовал здесь каждый цветок анютиных глазок, но так ничего и не нашел. Я даже осмелился осмотреть цикламены с фиалками.

Но кроме камней я не нашел вообще ничего искусственного, не говоря уж о передатчике из будущего.

Через некоторое время Асахина-сан тоже присоединилась к поискам, вдруг я пропустил какое-нибудь место? Однако и вдвоем мы так ничего и не нашли.

— Что творится?

Если здесь ничего не было, то Асахина-сан-старшая должна была об этом знать, так ведь? Ведь Асахина-сан (Митиру) всё это время была со мной, так что Асахина-сан-старшая должна была это помнить. Тогда зачем было слать мне то письмо?

— Кён-кун, и что теперь делать? — кажется, Асахина-сан была готова разрыдаться. — Если мы его не найдем, у нас будут очень большие проблемы. Первый секретный код указывал на высший приоритет, на то, что это устройство имеет критическое значение. Если я не выполню это задание…

Шарф Асахины-сан съехал и болтался с одной стороны, но она этого даже не замечала. Выглядела она еще более испуганной, чем когда встретила в библиотеке Нагато. Заметив это, я тоже начал паниковать. Я уже собирался снова лезть на клумбу, когда к нам обратились сзади.

— А вы не это ищете?

Я был уверен, что никогда раньше не слышал этого голоса. Он был низким и сиплым. Прежде, чем я успел подумать, я обернулся — иногда тело реагирует быстрее, чем голова. Я раздвинул руки, словно защищая стоявшую за мной Асахину-сан, и посмотрел на обладателя голоса.

Он стоял в пяти-шести шагах от меня. Примерно того же роста, что и я; его лицо было мне совершенно незнакомо. И хотя я никогда его не встречал, я уже знал, что ничего хорошего от него ждать не приходилось. Человека с таким лицом начинаешь ненавидеть с первой секунды знакомства.

Он поднял в руке продолговатый предмет, который держал кончиками пальцев, словно это было что-то грязное. Предмет был черным, и напоминал то, что было изображено на рисунке в письме.

— Выглядит довольно нудно — полчаса ковыряться в клумбе. Я бы на твоем месте этого делать не стал, — губы незнакомца изогнулись в ухмылке. Может, я не самый сообразительный, но я понимал, что он выставляет меня на смех.

Он бросил мне взгляд полный презрения.

— Ты странный тип. Не могу понять, зачем ты тратишь на всё это время. У тебя что, нет дел поинтереснее?

За прошедший год я столько всего перенес, что у меня уже выработалось шестое чувство предчувствия опасности, и сейчас оно подсказывало о надвигающихся неприятностях.

Кстати, какой прок от предчувствия опасности, если мне всё равно остается лишь улыбаться и думать «Ну вот, опять»? Теперь, когда источник опасности стал известен, следовало найти пути ее устранения.

В голову, естественно, ничего не приходило, и я не придумал ничего лучше, чем напрямик спросить, откуда он это взял.

Услышав мой вопрос, незнакомец усмехнулся.

— Да из той самой клумбы, в которой ты стоишь, еще перед тем, как вы пришли. Так в глаза бросалось, оставалось только подойти и подобрать.
— Дай это мне, — сказал я самым суровым голосом, на который был способен. Но эта моя попытка лишь еще больше рассмешила незнакомца.
— И почему я должен давать тебе что-то, что тебе не принадлежит? Разве мы не должен сдавать такие находки в полицию?
— Я могу взять себе это на хранение. А потом найду настоящего владельца и верну. Так ведь будет даже лучше?

Незнакомец опять насмешливо хмыкнул.

— Думаешь, адрес владельца написан в том письме? Откуда тебе знать? Собрался спросить его у своей подружки-инопланетянки?
Этот тип знает о Нагато? Постойте, а о письме он откуда знает? Его никто кроме меня и Асахины-сан не видел!

Это может означать только одно. Этот тип…

Асахина-сан, стоявшая у меня за спиной, схватила меня за руку и тихонько тряслась. Не оглядываясь я спросил ее:

— Асахина-сан, ты его знаешь?
— Нет, — сказала Асахина-сан, покачав головой. — Никогда его раньше не встречала. Я не знаю, кто это…
— Не важно, кто я. Я здесь не для того, чтобы вас съесть, хотя идея заманчивая.

У меня от него по коже бежали мурашки. Такой мерзкой ухмылки я никогда не видал даже на лице Коидзуми. Его мерзкое лицо и раздражающая улыбка излучали враждебность.

И что мне делать? Попытаться вырвать передатчик силой? Если он не был обычным человеком, то я никак не смог бы его победить, даже если ко мне присоединилась Асахина-сан. Черт, всё-таки надо было взять с собой Нагато!

Я сжал кулаки, пока в голове боролись две мысли. Драться? Или вызвать подкрепление?

— Хм…

Ухмылка на лице чужака сменилась гримасой, выражающей крайнюю скуку. Щелчком пальцев он отправил маленький черный продолговатый передатчик лететь в моем направлении. Прежде чем тот успел коснуться земли, я выскочил и схватил его.

— Ну, тогда бери. Мне всё равно с ним нечего делать. Делай, что хочешь, выполняй все эти глупые приказы, мне плевать. Продолжай делать всё, что тебе велят путешественники во времени, если тебе так нравится.

Я посмотрел на предмет в своей руке. Он был похож на карту памяти от цифрового фотоаппарата, хотя такой я еще не видел. Я не знал, испачкался ли он, пока был в клумбе, или он с самого начала был такого цвета.

А, ладно. Самое главное то, что теперь он у меня в руках. Беспокоиться я должен был об этом типе, что стоял перед нами.

— Кто, черт бы тебя побрал, ты такой, и откуда знал, что мы будем здесь?
— Хм.

Ухмылка на его лице стала более явной.

— А как насчет тебя? Что ты здесь делаешь? Что ты здесь делаешь? Почему приперся в такую даль? Для чего? Может, сначала я должен спросить тебя?

От того, как нагло вел себя тот, кто мог быть моим ровесником, у меня вскипала кровь. Но я понимал, что не мог позволить ярости захватить меня. Сейчас был не тот момент, когда мне следовало отдаться чувствам.

К тому же Асахина-сан крепко держалась за меня. Очевидно, незнакомец ее очень испугал.

— Ты должен задавать вопросы не мне, — сказал тип и перевел взгляд на фигуру за мной. — Верно, Асахина Микуру?

Я покрепче сжал ее руку, а она продолжала цепляться за мою куртку.

— Ч-что ты имеешь в виду? Я тебя не з-знаю… И откуда ты…

Чужак перестал скалиться и нахмурился.

— Понятно… То есть ты встретила меня в первый раз. Ну, тогда «приятно познакомится». Хотя я уже встречал тебя несколько раз. Ты понимаешь, о чем я, Асахина Микуру?

Никогда никого я не ненавидел, как в тот момент, я чувствовал, как моему терпению приходит конец. Злоба, которую я читал в его глазах, ясно говорила, что он видит в Асахине-сан врага.

Может, я и ошибаюсь, но я определенно чувствовал, что он человек. Никогда я не встречал никого, кто бы так явно показывал свою враждебность. Он мне не понравился с самого момента, как я его увидел, и он, кажется, тоже не пытался скрывать свою ненависть, судя по его ехидству. Ненавижу таких типов, и Харухи наверняка тоже ненавидит.

— Если тебе есть, что сказать, выкладывай.

Когда передо мной появляются такие подозрительные личности, я становлюсь жестче. Единственный, от кого я потерплю подобную чушь — это Коидзуми. Сохраняя твердость в голосе, я продолжил:

— Если тебе что-то от меня нужно, говори прямо. Хочешь, чтобы я что-то передал Харухи? Или чтобы я тебя ей представил, да?
— Мне незачем встречаться с Сузумией Харухи.

Его ответ сперва выбил меня из колеи, но быстро пришел в себя. Я думал, что у него какое-то дело, связанное с Харухи. Видимо, я ошибся.

— Я не такой, как Асахина Микуру, — сказал незнакомец, переведя взгляд и уставившись на путешественницу во времени, а затем устремив свой взор на меня.

— Ты должен дважды подумать, прежде чем так слепо следовать ее приказам. Реальность связана не только с тобой. Подобные правила распространялись на меня. Эта карта памяти — в будущем очень важный артефакт. Ты поднял ее собственными руками. Будущее не изменится — оно не зависит от того кому достанется эта вещь. Разве не так?

Нет, боюсь, что я не согласен. Я достаточно строго следовал моему плану до этого момента, и он явно не предполагает появление такого незнакомца как ты.

— Ты совсем не в теме, да? Ты не понял? То, что ты делаешь, не принесет существенных изменений. Ты спросишь, для чего я здесь? Что ж, а как, по-твоему?

— Да откуда я могу знать, — ответил я, не подумав. К сожалению, я не тот член бригады, который имеет обыкновение совершать долгие размышления. Если тебе нужен детальный вывод, я просто направлю тебя к нашему вице-командиру.

– Я отказываюсь, поскольку это не входит в мои планы.

Какой холодный ответ. Незнакомец отступил, *словно ветер перенес его своим порывом.

— Единственная причина, по которой я здесь – встретить тебя и повеселиться. Так или иначе, это предопределенное событие. Я не знаю, каким планам на будущее ты будешь следовать, но единственное, чего мы, путешественники во времени, должны придерживаться, — это запрет на вмешательство в прошлое. Хмпх!

Сказав, то, что он должен был сказать, незнакомец повернулся и быстро пошел от нас прочь. Черт, какой невежливый тип. Даже не потрудился представиться, все, что он сделал – это попытался донести до нас какую-то, видимо, одному ему понятную, чушь. На миг я подумал, а должен ли был я погнаться за ним, но я решил позволить этой идее *вылететь из моей головы.

Асахина-сан стояла за моей спиной как статуя, ее руки крепко обхватили мое запястье, она была столь неподвижна, что казалось, как будто ее ноги дали корни и приросли к земле. Все это время она смотрела на презренного незнакомца, пока тот не повернул за угол и исчез из виду.

– Ой-фу~

Как будто потеряв все свои силы, миниатюрная старшеклассница вдруг обессилено начала падать. Я тут же поддержал ее своим телом. Асахина-сан прилипла ко мне, *словно пиявка, но по каким-то причинам, меня это совсем не радовало.

  • * *

— Асахина-сан, ты действительно не узнала этого типа?

Я спросил утомленную старшеклассницу, у которой практически не оставалось сил стоять на ногах.

— …наверное, он… другой путешественник во времени… — ответила она тихим голоском.

Я именно так и думал. Как бы это сказать… Его аура была в чем-то такой же, как у Асахины-сан, на основании чего я пришел к тому же логическому выводу. Однако я не имел ни малейшего представления, зачем он прибыл в прошлое, причем именно сюда, да еще и забрал этот важный для нас предмет. Едва ли он сделал это только для того, чтобы посмотреть, как мы с Асахиной-сан полчаса ковыряемся в клумбе.

Новый путешественник во времени. И он ненавидел Асахину-сан.

Почему-то эта мысль заставляла меня ежиться сильнее, чем промозглый зимний ветер. Значит, также, как есть разные космические сущности, у путешественников во времени тоже могут быть разные цели. Зовите меня параноиком, но я подозреваю, что в «Корпорации» Коидзуми тоже есть внутренние противоречия. Хотя я понятия не имел, чем эти фракции занимались. Всё, что я знал, это то, что они тоже еще выйдут на сцену и проявят себя.

— Значит, пришельцы из будущего бывают разными, — вдохнул я.

Асахина-сан открыла рот, чтобы ответить мне, но, к сожалению, ничего кроме «э-э» и «ну» не сказала и снова закрыла его. Потом, опустив взгляд, она произнесла:

— Извини, это закрытая информация. Даже если бы я хотела рассказать, мне это запрещено.

Не беспокойся, я понимаю. Не бери в голову.

— Н-но… это на самом деле важно. Этот человек потом может появиться снова… Может быть, даже в нестабильные периоды вроде этого…

Нестабильные?

— Да, нестабильные. Я ведь в этот временной период должна быть с Сузумией-сан. И то, что он меня здесь увидел, может иметь нежелательные последствия…

Пожалуй, это так.

Я еще раз достал из кармана мятое письмо и перечитал его. Если, согласно Асахине-сан старшей, мое с Асахиной-сан встреча с этим типом была предопределенным событием, то оно могло произойти только в том случае, если Асахина-сан (Микуру) будет с Харухи, а Коидзуми устроит, чтобы я был с Асахиной-сан (Митиру) в тот момент, когда это событие было вызвано.

Устройство памяти у меня в руке, наверное, уже было всё в моем поту. Хотя, казалось, удача была на нашей стороне, и незнакомец отдал чип нам, я чувствовал, что, раз мы встретили такого типа, день был плохим. Я положил предмет в карман и вновь почувствовал, как наливаюсь яростью. Я вскипал от одной только мысли о его скалящейся роже. Я ничего не мог поделать с тем, кто был способен скакать между настоящим и будущим. Но всё равно я сделаю всё возможное, чтобы помешать ему навредить Асахине-сан, да и Цуруя-сан тоже. Харухи бы никогда не простила его, не говоря о Нагато и Коидзуми.

— Мы встретим его снова?
— Вероятно, — Асахина-сан сказала это с такими испуганными глазами, которые по-прежнему бегали в страхе, как будто она что-то выискивала. Единственным утешением на сегодня было то, что Асахина-сан все еще не заметила, как она крепко вцепилась в мое запястье.

— Он сказал что-то о предопределенных событиях… Он, должно быть, такой же как я. Более того…

Асахина-сан внезапно остановилась, оставив свою незаконченную фразу вертеться в воздухе. Закрытая информация?

— Угу.

Наконец Асахина-сан отцепилась от моего тела.

— Я в первый раз вижу такого плохого парня. А ты, Кен-кун?

Независимо от того, как я на это смотрю, или что я об этом думаю, он все еще выводит меня из себя. Я ненавижу его за то, что он надругался над Асахиной-сан и мной. Меня взбесило уже то, что он наорал на меня, но при чем тут Асахина-сан? Ох, забудь, наверное, это первый случай, когда какой-нибудь придурок поступает с тобой таким образом. Приятно познакомится? Да пошел он!

С тех пор, как мы не по своей вине растратили большую часть нашего времени на уничтожение грядки и встречу с тем странным незнакомцем, уже наступил третий час пополудни. А Харухи потребовала собраться в четыре. Даже если я заберу Нагато из библиотеки и приведу ее на станцию, у меня все еще останется некоторое время в запасе. Я не могу просто позволить Асахине-сан самостоятельно поехать на такси ввиду того, что даже водитель вполне может оказаться одним из наших врагов. При этих мыслях мне представилось лицо этого урода с циничной улыбкой.

И пусть мое сердце обливается кровью, видя, как я отдаю свои наличные, у меня не было другого выбора, кроме как сесть на то же такси, что и Асахина-сан, и, оставив ее в доме Цуруи-сан, не слезая с машины, поехать обратно в библиотеку.

Как только я сел с Асахиной-сан в такси, она вдруг спросила:

— Эм, какой номер дома Цуруи-сан?
— Э-э, я не слишком уверен. А на какой улице?

Слушая наш разговор, молодой водитель повернулся и вежливо обратился к нам:

— Вы имеете в виду большой особняк семьи Цуруи? Если да, то можете положиться на меня.

Ух ты, отлично, Цуруя-сан. Хорошо, что в нашем районе была только одна семья с такой фамилией. Иначе пришлось бы лишний раз тратиться на телефонный звонок.

Таксист попался разговорчивый. Он сразу определил, что мы учимся в старшей школе, и даже в каком классе. Потом рассказал нам, что его сын ходит в среднюю школу, и он собирается потом отправить его в престижную частную старшую школу. Мы и глазом не успели моргнуть, как были у дома Цуруи-сан.

Выбравшись из такси, Асахина-сан несколько раз поблагодарила меня и водителя, а после исчезла в доме Цуруи-сан. Теперь уже никакой путешественник во времени не сможет причинить ей вреда. Будь спокойна, Асахина-сан, знай, что у тебя есть по крайней мере один человек, на которого ты можешь положиться.

— Пожалуйста, быстрее в библиотеку, — сказал я водителю, и, наконец, позволил себе немного расслабиться.

Обыскав библиотеку, я обнаружил, что Нагато ждет меня у стойки библиотекаря. Просто стоит и читает невероятно толстую книгу — я не мог не восторгаться ее способностью не уставать.

— Извини, что заставил ждать.

— Ничего.

Нагато захлопнула книгу, которая смахивала на какой-то словарь, и вернула ее на самую верхнюю полку. После этого она подошла ко мне, и мы поспешили к выходу.

Пошерудив пальцами в кармане, я, наконец, вынул оттуда устройство памяти.

— Нагато, ты знаешь, что это?

Нагато повернула голову, чтобы посмотреть на чип, не удосуживаясь при этом хотя бы притормозить.

По пути в библиотеку я позвонил Нагато, и рассказал о недавних происшествиях, в том числе о письмах в шкафчике для обуви и об ухмыляющемся мерзавце.

— Понятно.

Нагато кивнула, не выразив ни тени эмоции, и ответила своим обычным монотонным голосом:

— Выведенный из строя чип памяти. Но информация не повреждена.

Я еще раз оглядел устройство, и заметил, что оно действительно было сломано пополам. Ну и какой от него прок, даже если информация сохранилась?

И что там за информация?

— Хотя бо́льшая часть данных сохранилась, значительная часть повреждена, а несколько критических файлов вероятно безвозвратно потеряны.

То есть, здесь записано что-то такое, о чем не имеет понятия даже Нагато. А чего не знает Нагато, не может знать ни один человек. Интересно, кому я должен был это отправить? Это хотя бы человек?

— Производится восстановление данных. Поврежденные участки заменяются содержимым сходных сегментов, — сказала Нагато, дав понять, что она уже просканировала содержимое чипа и теперь пыталась восстановить информацию в первоначальном виде. — Готов предварительный вывод.

Ее капюшон качался при каждом шаге. {Яп. 背中に垂らしたダッフルのフードが歩くたびに揺れている。 — нет в английском переводе}

— Устройство памяти содержит большой объем поврежденных данных. Однако, он содержит двести восемнадцать информационных сегментов, записанных недавно. Данное устройство памяти должно быть установлено в передатчик. При правильном воспроизведении это делает возможным формулирование базовой теории.

Я собирался спросить Нагато, что она имеет в виду, но она просто сказала:

— То, что в настоящий момент использует Асахина Микуру. Основы перемещения во времени.

Нагато продолжила:

— Однако, даже в случае получения этих данных, при настоящем уровне технологического развития их корректная интерпретация невозможна. Данная информация не является достаточной для формулирования базовых теорий перемещения во времени, однако является необходимой. Без нее путешествие людей во времени невозможно. Данное устройство содержит описание основ путешествия во времени, включая эффективный метод перемещения сквозь временные плоскости и другую подобную информацию.

— Получив этот чип, кто-нибудь может прийти к таким же выводам?

— Да, — без эмоций и не замедляя шага, ответила Нагато. А значит, и я должен был поспевать за ней. Сейчас я очень хотел передать чип ей, но не мог, ведь эта информация была критически важной для путешественников во времени. — Конечно, устройство может оказаться фальшивкой.

Нагато последняя, кто стала бы так шутить, поэтому я воспринял ее слова всерьез.

— Это не единственное устройство. Где-то должны быть копии.

А это, кстати, имеет смысл. Кто стал бы оставлять такой важный предмет всякому, кто вздумает его подобрать? Возможно, это был просто отвлекающий прием, тогда как настоящий чип уже спокойно передали куда-им-там-нужно. Перед моим мысленным взором вдруг появилась Асахина-сан-старшая, зажмурившая глаз и прикрывающая губы указательным пальцем. Зная Асахину-сан-старшую, могу предположить, что ей было бы сложно выполнить такое задание, вот она и послала меня вместо себя.

— И еще, Нагато, — я ускорил шаг, чтобы поравняться с ней. — Извини насчет сегодняшнего.

Уверен, что, когда она подняла голову и посмотрела не меня, то слегка замедлилась.

— Я виноват, что не сказал тебе, что приведу с собой Асахину-сан, когда звонил вчера. Если б меня просили о помощи, но не стали б ничего объяснять, как бы мне это понравилось?

Нагато смотрела на меня, ничего не говоря, словно пытаясь понять, что у меня на уме. Шагов через десять я сдался.

— Асахина-сан попросила меня извиниться перед тобой. Прости меня.

— Вот как? (@^^ увидеть бы этот момент в аниме, если таковое будет. Вот как?)

Нагато еще раз посмотрела на дорогу перед собой, а потом продолжала идти. Секунд через пять она повторила:

— Вот как?

Рядом с железнодорожной станцией Харухи и Асахина-сан сидели как два уставших щенка, опершись друг о друга спинами. Рядом с ними стоял Коидзуми и как всегда улыбался.

После того, как мы все собрались, настало время поделиться друг с другом находками, и мы зашли в знакомое кафе. Разумеется, как и за весь прошедший год, сообщить нам друг другу было нечего. Хоть я и встретил подозрительного незнакомца, я не стал сообщать о нем Харухи. К счастью в этот раз Харухи не стала сердиться на меня за очередное «я не нашел ничего необычного», и это было для меня чем-то относительно новым.

— Ну ничего, иногда и такие дни должны случаться.

Хотел бы я знать, что случится, когда настанет «не такой» день.

Судя по тому, как Харухи пила свой кофе, у нее было довольно хорошее настроение.

— Давайте завтра еще встретимся. Наверняка таинственные явления не ждут, что мы будем выискивать их два дня подряд, и могут расслабиться! Я чувствую, что завтра случится что-то захватывающее, что мы вот-вот наткнемся на что-то паранормальное!

Почему-то я вспомнил недавний инцидент, когда нас с Асахиной-сан сзади окликнул незнакомец. До сих пор при мысли об этом меня бросает в ярость, а мой кофе с молоком начинает казаться черным. Не нужно быть физиком-ядерщиком, чтобы понять, что он уже некоторое время наблюдал за нами. Ну подожди, ухмыляющийся (@ехидный) подонок! Когда встретимся в следующий раз, сдам тебя Нагато или Харухи, и посмотрим, как ты тогда будешь улыбаться!

Не знаю, может, у меня напряжение было на лице написано, потому что, Харухи разглядывала меня, как будто что-то хотела сказать, но не могла осмелиться. В конце концов, она ничего не сделала, разве что одарила нас очередной бездонной улыбкой.

— Ну вы поняли, завтра опять встречаемся. На новый день и дела будут обстоять по-новому, я так думаю. Зачем нам цепляться за какое-то расписание, разве это не скукота? Мне кажется, что таинственные явления проще обнаружить в воскресенье. Наверное, потому, что в воскресенье все думают, что им полагается отдыхать, может, и у таинственных явлений так же? Так же, как у меня по понедельникам паршивое настроение, так и таинственные вещи по воскресеньям расслабляются, наверняка всё так и есть!

То есть настроение Харухи соответствовало дню недели? Ну ладно, всё равно мне завтра не видать никакого отдыха, раз у нас завтра еще одно прочесывание города. Ну и чего я так волнуюсь, Асахина-сан (Митиру) ведь уже рассказала мне об этом? Единственным, что успокаивало мое сердце, был смех Асахины-сан, которая что-то рассказывала Харухи.

— На сегодня всё.

Харухи распустила нас, еще раз напомнив собраться завтра.

Да, сегодня мне было о чем подумать.

Пока я катил домой на велосипеде, в голове проносилось множество мыслей, от того, что рассказал мне утром Коидзуми, до двух Асахин-сан; от трепа незнакомца до бесстрастного лица Нагато; и наконец, но не в последнюю очередь, о лице о чем-то задумавшейся Харухи, которое увидел в кафе. Человек вроде меня не привык беспокоиться по стольким проблемам сразу. Но, разумеется, я не собирался легко сдаваться. У меня еще остались дела, напомнил я себе, пробираясь через снег в магазин.

Купив конверт и марки, я направился в торговый центр.

Я зашел в зоомагазин, где начал разглядывать представленных там собак и кошек. В отличие от Сямисена, они были чистопородными, что-то в них меня завораживало. Я отогнал мысль купить кого-нибудь из них, и зашел в уголок с черепахами, где обнаружил, что китайская коробчатая черепаха — это почти то же самое, что и трехполосая черепаха. Если получится, надо сюда как-нибудь привести Асахину-сан. Так и вижу, как ее глаза сияют, пока она разглядывает этих щенят, а потом с ее губ слетает: «Ня-я-я!..» Я видел, как так делала моя сестра, и наверняка Асахина-сан повела бы себя так же.

Я подошел к аквариуму с черепахами. Ну и кого из них купить? Все черепахи собрались в кучу и были похожи на неподвижные камни. Казалось, все они тут передружились, и мне как-то не хотелось их разлучать. Впрочем, я, наверное, слишком много себе воображаю. Однако мысль о том, что одного из них я завтра брошу в ледяную воду, заставила меня задуматься, а какая судьба лучше? Быть заточенным в тесном переполненном месте вроде этого, или быть брошенным в свободном, но жестоком мире?

Словно почувствовав на себе мой взгляд, одна из трехполосых черепах отвернулась и попыталась уползти. Но, наверное, из-за своей неуклюжести, она не удержалась и соскользнула в воду. Должно быть, холодная вода ей не понравилась, и она быстро выбралась на безопасную сушу.

Ладно, возьму тебя.

Я подозвал работницу зоомагазина и указал на черепаху, которую пожелал приобрести. Девушка, уж не знаю, работала она здесь, или это был их семейный бизнес, сразу разулыбалась, достала откуда-то небольшой аквариум, и начала мне рассказывать, как о черепахах заботиться, чем их кормить и тому подобное. Откровенно говоря, меня всё это совершенно не интересовало, ведь я всё равно собирался выбросить бедняжку в реку. Но я терпеливо выслушивал рекомендации. А что я мог ей сказать? Когда она спросила меня, почему я захотел завести черепашку, мне захотелось ответить ей, что я не могу это сказать, так как это закрытая информация.

Когда я уже начал выдумывать правдоподобное объяснение того, зачем мне понадобилась черепаха, продавщица уже занималась украшением аквариума, заполнила его водой, достала черепаху из большого аквариума и аккуратно положила в ее новый дом.

— Это всё идет бесплатно, вместе с черепашкой, — с этими словами она вручила мне аквариум.

По пути к кассе она не переставала улыбаться. Наверное, ей действительно нравятся черепахи.

— Если вам понадобится узнать о черепахах что-то еще, вы можете найти меня здесь в любое время.

Потом, я заплатил за черепаху. Аквариум с кормом я тоже взял — всё равно бесплатные. Мне было жаль черепаху, которой завтра предстояло очутиться в холодной реке. Что поделаешь, дружище, судьба у тебя такая.

В сердце что-то неприятно щемило, пока я выносил аквариум из торгового центра, закреплял на багажнике велосипеда и отправился в путь.

Хотя было уже темно, я до сих пор не мог направиться домой. У меня оставалось еще одно дело.

— Привет, Кён-кун! Так и знала, что ты сегодня еще объявишься! Вечер добрый!

Цуруя-сан отворила дверь, и излучаемая ею аура затмила первые звезды, появившиеся на небе. В этот раз я решил оставить свой велосипед на их частной земле.

— Э? А это что такое? Сувенир? — спросила Цуруя-сан, когда ее взгляд остановился на аквариуме в багажнике моего велосипеда. — Ух ты, да это черепаха! Ты тоже держишь черепах на заднем дворе? Я завела их у себя в пруду, а потом мне стало их жалко, и я их всех выпустила на волю!

Очень жаль, Цуруя-сан, но это не твой подарок. Она здесь для того, чтобы составить компанию Асахине-сан.

— А, жаль, Кён-кун. Извини, что не смогла поехать в библиотеку вместе с Митиру. Понимаешь, у меня неожиданно появились важные дела.

Я припарковал велосипед на переднем дворе дома Цуруи и вынул аквариум из корзины багажника. Потом я спросил Цурую-сан:

— У тебя было на сегодня какое-то дело?
— Да, мы должны были почтить память одного из моих покойных предков. В этот раз это был мой прадедушка по отцовской линии, и мои дяди и тети обсуждали у его могилы старые времена. Судя по тому, что я услышала, он был веселым и интересным человеком. Кажется, им всем нравилось вспоминать старые добрые деньки!

Цуруе-сан всегда нравилось поговорить, и этот раз не был исключением.

— У Митиру-тян были какие-то неприятности? Если ты так за нее беспокоишься, почему бы тебе не остаться здесь на ночь? Я могу тоже спать рядом с тобой! Как тебе это, нёро?

Цуруя-сан выдала всё это, не выразив ни тени смущения или замешательства. Она была как Золушка, просившая у феи-крестной платье — спрашивала в момент моей слабости. На такую удочку я не попадусь, Цуруя-сан. Кажется, она тоже это поняла. Иначе б не стала мне предлагать подобное.

— Спасибо, не стоит.

Уверен, Цуруя-сан поняла, что я имел в виду. Даже если бы я согласился, то будучи зажатым между двумя восхитительными старшеклассницами, едва ли смог бы заснуть. Спасибо, но я слишком устал. Не хочу очередной бессонной ночи.

Возможно, из-за холодной погоды, трёхполосая черепаха спряталась в панцире и забилась в угол. Чем бросать в ледяную реку, я бы предпочёл оставить её жить у Цуруи-сан в пруду. Но, увы, я никак не мог проигнорировать поручение Асахины-старшей.

— Кён-кун?

Только я собирался зайти в её комнату, как услышал своё имя, мягко произнесённое Асахиной-сан, вышедшей меня поприветствовать. Я бы не стал просто так приезжать сюда вскоре после расставания. Просто я забыл отдать тебе кое-что, вот и вернулся.

Вручая аквариум Асахине-сан, я сказал: «Пожалуйста, возьми это завтра с собой». К счастью, она всё ещё помнила содержание четвёртого письма: «Бросьте, пожалуйста, завтра эту черепаху в реку до 10:50 утра». Это было последним заданием, которое мы с Асахиной-сан должны было выполнить. Завтра в 9 утра мы должны вновь встретиться, чтобы обыскивать город. Потом пойти в кафе, позавтракать и снова тянуть жребий. По-видимому, на это уйдёт около часа. Если Асахина-сан сама принесёт черепаху к реке, это сэкономит мне кучу времени и сил. Плюс, принеси я это дело с собой на станцию, меня бы, вероятно, спросили зачем.

— Эм-м, да, именно… — сказала Асахина-сан, забирая у меня аквариум. — Кён-кун ничего не приносил с собой в воскресенье.

На секунду мне показалось, будто я услышал сухой кашель. Я обернулся, но увидел лишь Цурую-сан, которая положила на стол несколько бутербродов и закрыла глаза, будто говоря: «Я ничего не слышала».

— Мне отправить туда Митиру-тян завтра?
— Если не затруднит.

Услышав мой ответ, Цуруя-сан прохладно ответила: «Аха-ха… Так вышло, что у меня много семейных дел на завтра и, боюсь, я не смогу отправить её туда лично. Но не беспокойся. Я пошлю кого-нибудь отвезти Митиру-тян, окей? Только скажи, во сколько».

— Завтра в 10:45 утра, на берег реки, где растут сакуры (@вишнёвые деревья? / Не, лучше сакуры). Асахина-сан тоже знает это место. Большое спасибо.

Если Асахину-сан не хватила амнезия, она должна помнить ту скамейку под сакурами.

— Ладно, предоставь это мне! Можешь вызвать такси, если захочешь вернуться! — сказала Цуруя-сан, гордо ударив себя в грудь.
— Я тебя понимаю, Кён-кун. Не мотаться по оживлённым улицам, где каждые 200 метров можно встретить препятствие, это разумный выбор! Ты должна быть рада, Митиру-тян!

Мне кажется, что Цуруя-сан единственная, кого это радует.

— Я думаю, Митиру уже втрескалась в кого-то. Я несколько волнуюсь за неё, потому что она наивная и всё такое. Вот если бы я знала, кто это – хороший он или нет, мне было бы намного легче.

Выслушав это заявление, я почувствовал себя неловко. Я думаю о подобных вещах каждый день. Каждый божий день.

— Аха-ха… Есть ли способ успокоить Кёна-куна?

Хоть я и хотел сказать, что есть, но не смог заставить себя сделать это. Асахина сан уже была ярко красной, очевидно, от слов Цуруи-сан, и крутила пальцами возле бёдер (@?). Я давным-давно решил защищать Асахину-сан, не только ту, которая сейчас жила в моём временном пласте, но и всех остальных тоже. И не важно, что будет со мной. По-видимому, Цуруя-сан тоже об этом знала.

«Это та черепаха, которую мы собираемся завтра использовать». Вот о чём я думал, молча глотая чай Цуруи-сан, глядя на Асахину-сан и пытаясь передать ей эту мысль. Асахина-сан смотрела на плавающую в аквариуме черепаху и тихонько посмеивалась. Останется ли эта Асахина-сан здесь навечно? Если так пойдёт и дальше, Асахина-младшая тоже будет втянута в это. Через восемь дней – нет, погодите-ка, теперь уже через три – мне действительно придётся отправить Асахину-младшую в прошлое?

Думая об этом, я внезапно вспомнил о серии писем, полученных мной ранее: №3, №4 и №6. Почему №6 вдруг нарисовалось после №4? Сейчас я был уверен, что это никакая не ошибка печати. №5 должно быть где-то, просто я его ещё не получил.

Я до сих пор не сказал Асахине-сан о письме №6 просто потому, что там явно было указано хранить это от неё в секрете. «Когда всё будет кончено, приходи, пожалуйста, к скамейке, у которой мы с тобой встретились на Танабате. Я буду ждать.»

Я был очень благодарен за то, что Цуруя-сан вручила мне чашку дорогого чая, и что она не спрашивает ничего о черепахе. Глядя на обеих моих сенпаев, я задумался о значении слов «когда всё будет кончено». Это произойдёт, когда Асахина-младшая будет отправлена в прошлое, замкнув тем самым круг? Это ведь, в конечном счёте, предопределённое событие для Асахины-старшей. Означает ли это, что, разгребя весь бардак, я увижусь с ней?

С «мы с тобой» всё понятно. Здесь «мы» – это, несомненно, Асахина-сан. В течение Танабаты четыре года назад я встретил её дважды, хотя это были разные версии меня.

Моё сердце ёкнуло, стоило мне об этом подумать. Когда мне можно будет открыть всё это Асахине-сан? День, когда я скажу Асахине-сан: «На самом деле, это будущая ты подложила те письма в мой ящик для обуви», - тоже предопределён?

Кроме того, а как много я могу рассказать этой Асахине-сан? Согласно полученным из будущего указаниям, мне до сих пор лишь приходилось заставлять Асахину-сан совершать преступления на пару со мной. Правильно ли это?

Я покачал головой. Уже без разницы, не так ли? К тому же, я долго думать не привык. Это последствие встречи с тем странным парнем, что ли?

Внезапно мне вспомнились слова Нагато, что не бывает беспроигрышных ситуаций (@абсолютно верных решений? – найти!). Незачем беспокоиться о (@всём /нет) будущем (@вообще). Мой долг и моя ответственность – создать своё собственное будущее. Временами я мог бы проклинать себя прошлого за глупые ошибки, но никогда не стал бы проклинать себя будущего. Я всегда делал то, что должен был, оставляя всё на суд времени. Это всё, что я мог.

Это ведь моё будущее, в конце концов.

Побыв ещё немного в доме Цуруи-сан, я сел на свой велик и покатил к дому. Вернувшись домой, я застал на своей кровати мирно спящего Сямисена. Столь умиротворённо он мог выглядеть только во сне. Как я ему завидую. Думаю, даже если мир погрузится в хаос, это не прервёт сладкий сямисенов сон.

— Всё зависит от завтрашнего дня…

Завтра мы начнём вторую часть эксклюзивного харухиного двухдневного обследования города и произведём выпуск черепахи. Я сделал все необходимые приготовления и ничего больше уже предпринять не мог. Я искал зарытый клад, копал ямы, отправил в больницу незнакомца, двигал камни и даже послал по почте чип памяти… Ой, стоп, это я ещё не успел. Лучше сделать, пока опять не забыл.

Взяв купленный в мини-маркете конверт, я скопировал адрес из письма №3, засунул поломанный чип памяти, хорошенько заклеил и прилепил марки. После этого я снова надел куртку и вышел. Ну, и, конечно же, я не написал на конверте свой обратный адрес.

Доехав до почты и бросив конверт в ящик для писем, я молча молился, чтобы ничего с ним не произошло во время доставки. Не надо мне лишних причин для беспокойства, Асахина-старшая. Пусть всё пройдёт гладко, от начала и до конца. Сейчас, когда конец близок, я надеюсь, что ничего не случится вплоть до моей встречи с Асахиной-старшей на скамейке Танабаты, когда всё будет кончено.

{(Конец пятой главы?)}

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License