Том 7: Интриги Сузумии Харухи. Глава 4.

На следующее утро меня разбудила моя маленькая сестра, выключив будильник.
— Тут шумно, не так ли, Сями?

Моя сестра подняла и крепко прижала к себе Сямисена, подсунула мне его под нос и сказала:{Млин, как это? прижала к себе положив мне на нос. Вот как то так:3}
— Уже завтрак, ты будешь кушать?

Этот голос, принадлежащий человеку, которому медведь на ухо наступил, кто постоянно поёт, чтобы стать лучше, выводил меня из себя намного больше, нежели будильник.
— Буду.

Я оттащил Сямисена, с которым игралась моя сестра, встал, отобрал у неё кота и поставил его на пол. Будучи плохо воспитанным, он всего лишь фыркнул и запрыгнул обратно на кровать.

Когда я оделся, моя сестра уже тискала Сямисена за его пушистые щёки. Он сразу начал сопротивляться и отступать, но его уж тянули за хвост две руки. Он выдавил из себя жалобное «Ня!» и сразу побежал из моей комнаты, а моя сестра - за ним. Так как они начали всю эту возню рано утром, я чувствовал себя невыспавшимся.

Как только я вышел из комнаты и умылся, я увидел, как моя сестра, напевая вполголоса «Кошачий шарф, кошачий шарф…», сажала Сямисена себе на шею. Сямисен держался за её свитер как только мог, лишь бы она отвязалась и больше не лезла к нему. Я решил их полностью проигнорировать.

Я почистил зубы и посмотрел на моё очень весёлое лицо в зеркале, задумавшись о том, какой сейчас день, и о многом другом. Воющий на улице ветер может быть предзнаменованием, наверное, скоро весна. Как бы я хотел побыть новичком подольше, прям как тогда, когда никто меня ещё не знал, хотя оставаться на второй год я не собираюсь. Также я надеюсь, что не похолодает. Мне всё равно, будем ли мы копать клад или гулять по городу, но я хочу, чтобы стало теплее. Февраль же, февраль.

Но если кто-нибудь бы рассказал Харухи о наших делах, нам бы пришлось что-то делать. Хорошо, что никто не рассказал Харухи о подводных сокровищах или о чём-то ещё. Да, пусть всё останется как есть.

После завтрака я вспомнил, что предстоит ещё забраться на ту гору, и мне нужно одеть мою куртку и пройтись до станции. Я не поехал на велосипеде, мы же отправляемся к горе Цуруи-сан. Это просто поездка на автобусе, и очевидно, что, если мы все встретимся у горы, то сможем начать раньше. Встречать друг друг у станции откровенно бессмысленно, как показывал опыт.

Одна сторона моей головы была полем битвы между северным ветром и солнцем, так что я спрятал лицо в шарфу и пошёл быстрее. Я шёл не очень быстро, но не потому, что у меня было много времени, а потому, что, даже если бы я не опаздывал, я всё равно бы пришёл последним.
Итак, когда я добрался до станции, уже было пять минут девятого. Остальные члены команды СОС собрались, и все смотрели на меня.
Харухи выглядела так, словно она собиралась нести божественное правосудие, и её мишенью был я.

— Почему ты всегда опаздываешь? Я надеялась, что, когда приду сюда, все соберутся и будут ждать только меня. Разве тебе не стыдно, что ты заставляешь лидера команды СОС ждать?
— Ты меня явно не понимаешь. Ты постоянно что-то говоришь о тех трёх людях, пришедших раньше тебя, оставляя меня одного опаздывать. Я сказал, что не буду всем оплачивать посиделки в кафе, потому что ты мне сказала, что я не должен это делать. В следующий раз, когда ты чего-то захочешь, я выслушаю это.
— О чём ты говоришь? Разве этот опоздавший человек не ты?

Харухи счастливо уставилась на меня.
— Кён, ты выглядишь так, как будто тебя что-то тревожит. Что-то не так?

Всё нормально. Только пришли выходные, но на улице холодный день, и я взбешён, потому что мне придется целый день копать сокровище, которого просто нет.
— Улыбнись. Сямисен всё ещё болеет?
— Не-а, - я помотал головой. — Просто я немного замёрз.

Хех. Сияющая Харухи потёрла ладони и сказала:
— В такое время нужно привыкнуть к окружающей среде не только телом, но и душой. Да, залезть на гору в середину холодной зимы очень даже интересно! Мы же не просто так это делаем?

Я не манекен, и так быстро меняться я не могу. У меня нету кнопки «включить-выключить», но Харухи с её односезонностью меня бы не поняла.

Пока Харухи и я ругались, как обычно, оставшиеся члены команды стояли и слушали.
Коидзуми, Асахина-сан и Нагато выглядели как обычно. Обычная одежда Нагато - это школьная форма и короткая куртка. Незачем спрашивать, почему она так одета, хотя мы идём в горы. Если бы я привёл Нагато к Цуруе-сан и оставил её там ненадолго, Цуруя-сан с радостью бы отдала Нагато ненужную старую одежду. Нужно будет попробовать так сделать в следующий раз.

Коидзуми выглядел как модель из модного журнала. Он был одет в стильную одежду и наблюдал за нами с улыбкой. Он выглядел точь-в-точь как кукла в витрине магазина, если не учитывать две лопаты, которые он должен был забыть на стройке.
И я никогда не видел Асахину-сан в одной и той же одежде дважды.

— Вот обед, я приготовила его сама.
Только потому, что ты так хотела пойти, Асахина-сан, со своей ангельской улыбкой и двумя корзинами? Я могу сделать вид, что я пришёл только поесть?
К тому же, я приказывал Асахине-сан и отправил её в прошлое. Асахина-сан точно говорит правду?
— Что-то случилось?

Асахина-сан благородно подняла свою голову.
— Нет-нет, — тихо сказал я. — Я всего лишь думал, что я бы очень хотел попробовать этот обед.
— Не надо так хотеть, я не знаю, насколько хорошо его сделала…
Лицо Асахины-сан такое милое, когда она краснеет. Только ты можешь заставить моё сердце биться.
— Обед просто не может быть плохим.

Харухи внезапно влезла передо мной.
— Ты точно понимаешь, зачем ты сегодня тут? Не в игрушки играть. Выкапывать клад, выкапывать клад! Если будешь плохо работать, останешься без обеда!

Последнее слово всегда остается за Харухи. Я перестал улыбаться как малыш, который хочет поиграть. Я ещё потом выскажу ей, всё что хочу, если не забуду.
Если подумать, это одухотворённое лицо Харухи… В начале февраля я думал, что она успокоилась. Я не понимаю, почему я чувствую себя обманутым.

В этот необычный день мне не пришлось платить за всех в кафе. Но это не освободило меня от такой обязанности. В следующий раз придётся заплатить. После этих слов Харухи пошла к автобусной остановке. Может, она думала, что, если она где-то задержится, то кто-то лишит её клада.

В любом случае, нам всего лишь нужно было добраться до горы. Я взял лопату из её рук, и мы направились к автобусу. Я шёл за Коидзуми. Мы оба шли с лопатами и очень выделялись, но это не так важно. Хорошо, что автобус к горе шёл полупустым - только это меня и радовало.
После получасовой поездки на автобусе мы вышли по команде Харухи. Остановка в городе была людной и шумной, здесь же было очень спокойно. Даже не верилось, что мы в одном и том же городе. Если быть честным, из-за постоянных школьных походов я хорошо знал эту местность. Если пойти на север, то там будет настоящий горный пик. Хорошо, что гора Цуруи-сан ниже той. Я удивлён, что такая гора вообще находится в собственности Цуруи. Я никогда не ходил по ней, даже на школьных экскурсиях.

— Залезть туда будет весело.
Харухи изучала карту и вела нас. Я не знаю, это ли так называемая гора Цуруя или нет. Так или иначе, мы смотрели на вершину горы Цуруя, выдыхая белые облачка пара.

В этот раз мы взбирались не по той дороге, что два дня назад с Асахиной-сан. Тогда мы пришли с противоположной стороны горы. Если подумать, какая дорога была короче, то, вероятно, та, по которой мы шли с Асахиной-сан. Сегодня путь от начала холма, места, которое выбрала Харухи, до вершины будет зигзагом. Таким образом, подниматься будет намного проще. Да?..

— Кён! Сейчас не время смотреть в пустоту, быстрее иди, быстрее!
После крика Харухи мои ноги сами собой начали идти вперёд. Я всё больше и больше чувствую, что меня заставляют всё это делать. И я уже совсем не хочу работать.
— Понял.

Я положил лопату на плечо и поспешил за ними. Не только Харухи скакала вокруг как горная коза, но и Асахина-сан вела себя, будто первоклассник на прогулке. Нагато выглядела так же, как и всегда. И, наблюдая за натянутой улыбкой Коидзуми, я размышлял о том, скольким из нас действительно хочется копать клад. Конечно же я не хочу, потому что нет причины, по которой я бы работал. Асахина-сан из будущего («Мичуру») уже рассказала, что мы ничего не найдём. В любом случае, единственная, кто хочет найти клад - это Харухи. Если быть точным, то шанс того, что мы всё-таки что-то найдём, есть, но Асахина-сан не будет, или не сможет врать. Сокровище Цуруи, разыскиваемое поколениями, никогда так и не будет найдено, вот в чём правда.

— Что то не так?
Коидзуми шёл сзади меня, беспечно улыбаясь.
Я ничего не сказал, мне нечего было ему сказать.

Коидзуми, разве ты не можешь сменить лицо выражение лица с того, что ты уже знаешь, чем всё закончится? Твоё лицо говорит, что тебе абсолютно по фигу, найдём мы что-нибудь или нет, и ты уже решил считать всё это бессмысленным.

Я думаю, Асахина-сан уже знает, что есть ещё одна Асахина-сан в этом времени. Если она действительно знает, то я должен с ней поговорить. Я же пришёл сюда только поговорить с ней? Было бы неплохо. Я уже попросил Цурую-сан помочь мне. Мне не нужна больше ничья помощь, Коидзуми. Так что не думаю, что расскажу ему что-нибудь. Быть убедительным мало, если ты совсем ничего не делаешь. Действия важнее, и они уступают место импульсивному поведению.

И по поводу того, что я промолчал, мне интересно, о чём думает Коидзуми. Он немного приподнял лопату, как бы показывая вперёд. Его улыбка доказывала, что либо он всё это не воспринимает всерьёз, либо он немного туповат.

Эх, Коидзуми ничем не отличается от самого себя. Я даже не знаю, о чём беспокоюсь. В любом случае, мы пришли сюда, чтобы залезть на гору.
Харухи растаптывала кусты и продвигалась вперёд.

— Прежде всего нужно добраться до вершины. Если бы я зарывала клад, я бы его закапывала там, где его легко найти. Предки Цуруи-сан были людьми, и они должны были оставить его в самом очевидном месте.

Если самое главное, что делает клад кладом, это то, что он спрятан в простом месте, то зачем его тогда вообще прятать? Неважно что это бессмысленно, мы просто делаем то, что хочет от нас Харухи. Потому что она лидер команды СОС. Она даже управляет пришельцами, путешественниками во времени и экстрасенсами. Мы должны слушать её, потому что она наш начальник.

Я хотел бы остановится и ободрить тяжело дышавшую и очень уставшую Асахину-сан, но Харухи уже убежла далеко вперёд, и у меня не было времени это сделать, и мы продолжали дальше забираться на гору. Через полчаса мы дошли до вершины горы. Как ни странно, горная тропа выглядела так, будто была сделана с расчетом не утомлять туристов. Если бы мы не шли по медленному, запутанному пути, мы бы уже забрались на гору.

Из-за того, что наш путь не особо отличался от простой прогулки по ровному месту, я не чуствовал себя очень уставшим. Может, потому, что я, каждый день идя в школу, поднимаюсь и спускаюсь с этого огромного холма, и мои ноги стали сильнее. Всё дело в том, что из-за того, что мы теперь собираемся делать, я точно устану.
Это будет выкапывание клада, и сейчас Харухи должна выбрать, где копать.

— Он точно где-то тут?

В двух словах, куда бы Харухи не показала, нам приходилось копать яму. Разве это не слишком очевидное место, если вы собрались закопать деньги или клад? Даже несмотря на то, что я не могу сказать: «Я точно знаю, где они», копать вглубь дальше двух метров было сложно из-за твёрдой почвы и мелких камней. Копать пришлось нам с Коидзуми, не заставлять же девушек копать. Они как будто пришли на пикник, и только то, что Асахина-сан подбадривала нас, утешало меня.

Харухи просто показывала: «Теперь тут». Нагато выглядела как Будда, которому можно помолиться и точно узнать, где сокровище. Но так как она на самом деле могла это сделать, было бы очень странно выкопать сокровище с первого раза. Поэтому я с моими остатками самолюбия удержался от поклонения Нагато.

Пытаться что-то найти сложно с самого начала. И игнорирующая реальность Харухи, надеющаяся на свою удачу и работу до упада… неужели у неё не было сомнений в том, найдём ли мы клад или нет? Единственные, кого это беспокоило, могли бы быть мы с Коидзуми, но так как счастливое лицо Коидзуми выглядело абсолютно деревянным, в итоге я единственный чуствовал себя трудящимся.

Я хотел привести с собой Танигучи и Куникиду, но Харухи запретила.
— Что-о? Мы собираемся искать клад, понимаешь, клад! Все, кто выкапывал его, должны будут поделиться между собой. Я же, как бескорыстный глава кружка, разделю его поровну. Если бы они пришли, мне бы пришлось делить на семь частей, и я не хочу этого по какой-то глупой причине!

Если бы мы выкапывали золотые монеты эры Генроку конца семнадцатого века, тогда бы я согласился с ней. Но эту карту сокровищ нам дала Цуруя-сан. Даже если бы её семья существовала с древнего мирного времени до сих пор, то, если мы изучим историю, помимо мирных, были и трудные времена. Разве не логично было бы использовать в это время клад, который оставили предки? Эта карта, должно быть, была уже использована для поисков главой семьи Цуруя давным-давно. Или же он хотел просто пошутить над своими наследниками, заставив их потратить силы и время на то, чтобы выкопать клад, внутри котором лежит бумажка с надписью «попробуй ещё разок».

Я думаю, вероятность второго весьма велика, это довольно-таки похоже на то, что могли б выдумать предки Цуруи-сан, она сама так сказала.
Вот почему она дала карту Харухи. Цуруя-сан должна знать, что глава семьи Цуруя мог отмочить что-то в этом роде. К тому же, с её воображением она вполне могла представить, как они будут смеяться до колик в животе, если кто-то действительно будет пытаться выкопать такой клад. Эта карта - то, что заставляет людей заинтересоваться в начале, а в конце это становится всего лишь шуткой, над которой все могут посмеяться. Какого…

…Вот что я хотел сказать всем, но я должен был молчать и тихо копаться в грязи лопатой.

Из-за того, что на самом деле это холм, его вершина не такая уж и большая. Копая тут и там наверху, мы в действительности всего лишь делаем норы. Но Харухи думает, что всю физическую работу должны делать мы с Коизуми. И, в отличие от делающего довольный вид Коизуми, я чуствовал, что со мной обошлись нечестно. Норы, которые мы выкопали, могут быть очень опасны. Поэтому после того, как только мы выкопали нору, нам приходилось её сразу засыпать. Из-за этого нам приходилось делать намного больше работы. Мне уже кажется, что меня отправили в трудовой лагерь.

— Замолчи и копай быстрее.
Харухи сидела со скрещенными ногами, точь-в-точь как глава большого войска, глядя на нас со своей непобедимой улыбкой. Незаметная фигура за Харухи - Нагато, она сидит и читает книгу. Асахина-сан, сидя слева от Харухи, жмется к ней от холода.

— Кён, разве ты не рад, что копаешь? Ты истекаешь потом, тебе тепло. Смотри, там, где я сижу, очень холодно, и если ты сейчас же не выкопаешь это сокровище, я окончательно превращусь в льдышку. Может, ты просто неправильно копаешь?
— Я копаю прямо там, где ты мне сказала копать. Мои движения…
По какой-то причине Асахина-сан, цепляющаяся за руку Харухи, выглядела немного встревоженой.
— М-м-м… Может, я могу как то помочь?
— Не нужно. — ответила Харухи вскользь. — Так будет лучше Кёну. Ему нужна практика для его будущей работы в столярне и на других работах. Если у него не будет никакого опыта, он будет сильно уставать уже в начале работы.
— Когда нибудь потом ты передумаешь и будешь думать: «Ах, как чудесно это было!» Так всегда: люди должны попробовать всего понемногу, пока есть возможность.
Ты можешь сама выйти покопать.

— Эй, Харухи.
Я перестал копть и поднял одну бровь.

— Даже если мы копаем правильно, мы ничего не найдём. Ты же не думала срыть всю эту гору, и, к тому же, мы всё ещё не уверены, есть ли сокровище. Что, после всего этого ты ещё не поняла? Мы еще не нашли сокровище потому, что его тут нет. Мы его ещё не нашли, мы даже не знаем, есть оно тут или нет. Мы сначала должны узнать, есть ли тут сокровище, и только затем копать.

Харухи открыла рот от изумления, но ее светлые глаза смеялись.
— Ну а разве это не доказательство?
В её руке была карта, передаваемая поколениями семьи Цуруя.

— Тут написано, что где-то тут что-то закопано, поэтому тут определенно что-то есть. Я верю в предков Цуруи-сан, так что тут есть сокровище, оно просто должно быть!
Даже ляпнув бессмысленное, придуманное наугад оправдание, Харухи не потеряла увереность в своей правоте.
— Но я, пожалуй, соглашусь.

Харухи постучала по лбу, как будто что-то задумала.
— Да, я соглашусь, что они думали: «Закопать на вершине будет слишком безрассудно», да и залезать туда будет слишком сложно, должно быть, клад немного ниже нас. И я ещё хотела побывать в более впечатляющем месте.
Харухи отпустила руку Асахины-сан и одела свои туфли.
— Я начну искать другие места, где возможно что-то выкопать. А ты, Кён, пойди да покопай тут.

После того, как Харухи сказала мне, где копать, она пошла вперёд к дремучему лесу. Она шла прямо напротив того пути, откуда мы пришли, её туфли издавали шуршащий звук.

Я тихо наблюдал за тем, как уходит Харухи. Если пойти дальше этим путём, посреди горы будет ровная площадка. Потом надо будет подвинуть тыквообразный камень. Он будто говорит нам рыть рядом, как огромный указатель.

Несмотря на то, что я должен был сделать, как сказала Харухи, и копать яму, я бросил лопату и оставил Коизуми работать одного.
— Держи…
Асахина-сан налила горячего чаю в картонный стакан и передала мне. Это лучший источник питания для меня. Он очень приятный, как и сама Асахина-сан.

Воспитаная Асахина-сан держала термос и смотрела, как я пью чай, с улыбкой на лице.
— Фух, сегодня прекрасный день. Пейзаж такой красивый…
Мы посмотрели вдаль, как будто ничего вокруг нас не происходило. Справа от нас возвышалась гора. Далеко-далеко я мог разглядеть улицу, где жил, и дальше - море.

«Фью-ю-у» — начал дуть ветер. Асахина-сан задрожала.
— Чем быстрее придёт весна, тем лучше. Февраль очень холодный.
Я чуствовал одиночество со стороны Асахины-сан, несмотря на то, что она улыбалась и оглядывала пейзаж с вершины холма.
—Когда зацветут цветы, тут будет тихо и мирно.

Конечно, если мы ещё придём сюда в следущий раз, чтобы посмотреть цветы. Где-то через два месяца холод пройдёт и станет тепло, и мы сходим.
— Ах, это звучит хорошо. Я всегда хотела полюбоваться цветами.

Асахина-сан обхватила свои колени.
— В апреле я уже буду учиться в последнем классе.
Наверное. Я надеюсь, что тоже перейду в следующий класс. Кажется, она сказала это с грустью.
— Но было бы неплохо, если бы я осталась на второй год, в классе с Кёном и остальными. Несмотря на то, что я на год старше вас, я себя вообще не чувствую старше…

То, что Асахина-сан так волнуется, нормально. Детское лицо, не очень высокая, но красивая, цветущая, чарующая, зачарованные девочки просто балдели б от нее. Это Харухи заставила её вступить в нашу команду, с ней невозможно спорить и выиграть. Если она когда-нибудь подумает о том, чтобы Асахина-была в нашем классе, ей будет всё равно, нужно ли будет завалить экзамены или вернуться назад, на второй год. Он скажет нечто вроде «Всё нормально, тебе просто нужно быть чудесной горничной команды СОС».

— Угу, спасибо.
Может, она волнуется из-за того, что Нагато сидит рядом с ней.
— Было бы хорошо, если и следующим летом мы могли бы заниматься разными вещами…

Как только я хотел ей рассказать про ещё одну Асахину-сан, Харухи вернулась, прорываясь сквозь ветки и заросли.
— Что, уже отдыхаешь?
Я отдыхал уже два часа.
— Хех, ладно, ладно. Я сама проголодалась.
Харухи выглядела очень радостной, когда вернулась назад.
— Микурочка (@Микуру-тян), давай поедим.
— Сейчас, сейчас.

Асахина-сан, когда достает еду из корзины, выглядит божественно. Она вынула один за другим приготовленные ей самой бутерброды, Онигири (скатанные из риса шарики, популярная в Японии еда) и немного другой простой еды. Для меня вот это и есть настоящий клад, то, что я пришёл сюда ради этого, не самообман.

— …
Нагато беззвучно закрыла свою книгу и уставилась на руку Асахины-сан. Коизуми, так как закончил закапывать яму, воткнул в землю лопату и пошёл к нам.

— Выглядит очень хорошо, — высказал я перед тем, как начать есть.
— Конечно хорошо, потому что ты ешь это сразу после работы.
Харухи наугад решила за меня ещё одну вещь и налила себе чая. Когда она его выпила, она подняля термос в воздух.
— Если мы найдём сокровище, всем перепадёт понемногу!

Если смотреть со стороны, то всё это выглядит, словно пикник, если, конечно, проигнорировать грязь на мне и Коизуми.
Даже Харухи, пока ела и осматривала окрестности, забыла, что мы пришли сюда за кладом. Хотя мы с Коизуми ещё ничего не выкопали, даже если мы копали наугад, это не было странным. Харухи сейчас очень счастлива. Похоже, что единственое, чего она хотела, это просто поесть на природе со всеми.

Как и записки от Асахины-сан-старшей из будущего, то, как себя ведёт Харухи, меня довольно сильно смущало. Она внезапно впадает в меланхолию, и потом так же внезапно загорается желанием разбрасывать бобы на Сэцубун (праздник), я только-только подумал, что она повзрослела, на худой конец. Но тут она использует карту с кладом для всего этого…

Не так уж и это всё плохо, верно? Если сравить с тем временем, когда меня отправили к «Аватарам», или когда осенью зацвели вишни, то тут, на вершине холма, мне так же трудно, как трудно выбрать, под чьим светом возвращаться ночью, Луны или туманности Андромеды. Это совсем другое… [Комментарий переводчика с японского: знаете, я бросаю перевод этой строки на хрен. Неважно, как я напишу, все равно выйдет отстой.]

Есть вместе довольно-таки весело. Из-за не прекращавшей уминать еду Нагато я чуствовал себя как дома. Она всё ещё такая же, какой я её увидел в первый раз. Энергию Харухи как обычно некуда девать, а Коизуми такой же, как всегда. Если я скажу, что Асахина-сан выглядит как обычно, то не совру, но дома у Цуруи-сан живет немного другая Асахина-сан, совсем как потерявшаяся кошка. Как только я думаю об этом, мне становится не по себе.

— Эй, Кён. Если мы найдём клад, что ты с ним будешь делать? — сказала Харухи, откусив от бутерброда со свининой. Я об этом мечтаю почти каждый день, поэтому у меня уже был готов ответ:
— Я сразу же обменяю его на деньги и пойду куплю новую консоль. На оставшиеся деньги я накуплю к ней дисков. Если и после этого останутся деньги, то я схожу в книжный магазин, который посещал с мамой несколько лет назад, и куплю всю ту мангу, которую не мог купить раньше. Ну а остальное я оставлю на потом.
— Это же ничем не отличается от того, на что ты тратишь карманные расходы! У тебя должны быть более мечты повеличественней.

Съев сендвич в один укус, Харухи с жалостью посмотрела на меня. Она сочуствующе улыбнулась.
— Ну расскажи тогда, ты-то что будешь со своей частью делать?
— Золото и старинные монеты… я их не особо хочу. Клад можно обменять на деньги, но так как мы над этим усердно работали, то должны хранить это. Потому что мы его сами где-нибудь закопаем. Затем мы нарисуем карту и отдадим её нашим наследникам, ты же не думаешь, что такое чувство можно купить за деньги?
— Если ты говоришь о детях, то, я думаю, им понравится такая охота за кладом. Я не должен думать о кладе как только о моих деньгах. Если это что то полезное, я с удовольствием оставлю это себе. Если это что-то бесполезное, мы можем закопать это обратно или выбросить.
— Так ску-учно.

Совсем как шут, Харухи выпятила губы и начала смеяться.
— Может быть. Если бы всё произошло как, хотел Кён, я думаю, было бы лучше, если клад нельзя было бы обменять на деньги. Микуру-тян тоже согласна, а?
— М-м?
Асахине-сан внезапно задали вопрос, и её недоеденный онигири упал, изящная рука прикрыла рот, а сама она широко раскрыла глаза.
— Д… Да, я согласна. Хотя, нет… М-м-м, такое мнение кажется более весёлым…

Я мог только догадываться, почему Асахина-сан не договорила, и после того, как мы с Харухи уставились на неё с любопытствующим взглядом, она нервно начала махать руками.
— Я просто надеюсь, что мы найдём клад.
— Не беспокойся, мы его выкопаем. Я это точно знаю.

Вечно Харухи говорит эти ничем не обоснованные вещи, и сейчас она запихнула в рот целый сендвич, надув щеки, как хомяк.
Нагато, сидящая в углу, имела такой же аппетит, как и Харухи, ела быстро. Коизуми, напротив, пытался изображать статую, усевшись на одно колено. Как только я отвернулся, Коизуми тихо поставил свою кружку и улыбнулся мне. Пока Асахина-сан чистила коробки из-под еды, Харухи и Нагато просто сидели и смотрели в никуда.

За это короткое время я успел позабыть про сообщение из будущего от другой Асахины-сан, которая в доме Цуруи-сан. Может, потому, что вся наша группа вместе ест на природе и мне так радостно? И этот несезонный поход к горе, бесполезные поиски клада, довольная Харухи, неизменная Нагато и такие же, как и всегда, Коизуми и Асахина-сан… когда я их всех вижу в такой момент, то чувствую, что ничего плохого не произойдет.

И… Я бы предположил, что ничего и не произойдёт.
Да, вот о чём я должен думать. Итак, я просто должен сделать то, что должен, завтра и послезавтра.

Таким образом закончился наш жизнерадостный ужин. Я плотно наелся, и, так как нам нечего было делать, Харухи и я пили чай и обсуждали разные обычные вещи. После этого Харухи хлопнула в ладоши и встала. Все-таки тоо, что должно произойти, когда-нибудь произойдёт, подумал я в сердцах.

— Хорошо, охота за кладом после обеда начинается.
Харухи скосила глаза на Асахину-сан, чистящую посуду.
— Я прошла по той стороне горы. Там гора покрыта деревьями, там не получится копать. Из этого я сделала вывод, что клад зарыт где-то, где нет деревьев. Если деревья так и продолжаются до вершины, мы не сможем копать там ямы.
Харухи заставила меня поднять лопату.

— Однако я нашла очень подходящее место. Идём туда, прямо по этой тропинке. Оттуда ещё быстрее домой доберёмся, нам не придётся даже ехать на автобусе. Это самый короткий путь.
Я заметил, что Коизуми уже взял лопату и был готов идти дальше. Нагато свернула циновку и держала её, Асахина-сан держала обе корзины, и я тоже очень быстро собрался.

Харухи была как Камошика (@=воробушек?) (японский воробей), и она быстро перепрыгивала через камни и ветки. И даже по такому пути Нагато шла как ни в чём не бывало.

— Ах, почти упала.
Нагато успела вытащить Асахину-сан, которая уже почти упала несколько сот раз. Коизуми и я несли тяжёлые лопаты в руках, и мы не могли никак помочь. Я очень хотел бросить лопату и помочь Асахине-сан, но я думаю, Нагато сама справится. Асахина-сан, каждый раз говорящяя спасибо за помощь, очень вежлива.

Хорошо, что наш путь проходит по прямой, вниз по горе. Если сравнивать с тем, сколько мы забирались на гору , мы спускались быстрее, чем я мог только представить.
— Вот. Неужели вам эта поляна не кажется странной?

Мы остановились и посмотрели, куда она нам сказала. Вне сомнений, именно сюда мы приходили с Асахиной-сан (Мичуру). Его не видно из-за высоких деревьев и свет здесь был тусклым и туманным. Земля покрыта листьями в странной форме полумесяца. У меня стойкое чувство дежа вю.
Каменная тыква всё ещё там, где мы её оставили. Это камень, который я двигал на 3 метра на запад, и, как в тот раз, мне нужно пережить ещё одну ситуацию. По крайней мере, камень уже не так бел, как был два дня назад (именно так!). А, это потому, что прошёл дождь. Из-за того, что весь камень сильно намок, цвет стал темнее, но грязь тоже смыло. Если приглядеться, то цвет прежде видимой и закопанной части ничем не отличаются.

Харухи. Пока она осматривала камень, мне уже стало плохо. Я надеялся, что её очень острое шестое чувство не почувствует ничего странного. Харухи внезапно поставила ногу на камень, и с большим чувством отодвинула его. После этого, камень перестал её заботить и она на него просто села.

— Кён, Коизуми-кун. Вторая фаза начинается сейчас. Мы же не можем просто так рыть наугад?
Её улыбка совсем как у маленькой девочки, пытающийся нас разыграть. Коизуми мгновенно ответил «Я понимаю» и начал делать то, что говорила Харухи. Напротив, у меня было более лучше место, чтобы копать.

Асхина-сан (Мичуру) и я попытались замаскировать первоначальное место тыквообразного камня, но если кто нибудь начнёт осматривать землю вокруг, он заметит много необычных вещей.
— …

По какой-то причине Нагато уже уселась на это место. Сквоь свои волосы она смотрела на меня. Нагато никак не двигалась, просто сидела на циновке, беззвучно читая. Инопланетянин-книголюб оставил много свободного места на циновке, так что Асахина-сан вежливо уселась рядом. Такая сцена так же, как и живые богини. Человек, сидящий между ними, выглядел особенно важным.

— Кора-! Кён, сейчас не время уходить в себя, иди и помоги Коизуми-куну копать.

Лидер Команды СОС орал как прораб на стройке, чтобы его работники не расслаблялись. Она действительно может заставить других работать. У Харухи уже есть подчинёные и сила, нужная, чтобы быть боссом, даже несмотря на то, что она всё ещё учится в школе. Просто я это заметил. И обдумав это, я пришёл к выводу, что у меня нету другого мнения. Я взял лопату и начал копать влажную землю быстрее, чем Коизуми.

Сейчас я вам расскажу, что случилось дальше
Всё произошло так, как я ожидал. Где бы мы мы ни копали, даже если бы у нас был экскаватор, мы бы ничего не выкопали. Всё было так, как Асахина-сан (Мичуру) и говорила, поэтому я не был удивлён. Я боялся по ошибке выкопать что нибудь странное, наконец-то я мог расслабиться, но меня не покидало чуство разочарованности. Было ли на самом деле всё хорошо? Не был ли я слишком оптимистичен?
— Хм. Мы ничего не нашли, никакого зарытого клада, — сказала Харухи, выглядевшая смущенной (@сбитой с толку?). Она ела шоколадный батончик, смотря на меня и все еще сидя на этом тыквообразном камне.

Я закопал очередную яму и посмотрел на поляну {surveyed the clearing}. Земля была везде перекопана, местами оставались ямы и дырочки, выглядевшие, будто их выдолбили птицы. {holes that were filled up, just like a bird dug it.} Лучше, если бы природа оставалась непотревоженной.

— Вот, значит, как.
Харухи никогда не была такой. Она пожала плечами,
— Похоже, копать больше негде. Давайте оставим всё как есть.

После того, как она пальцем указала нам, что делать, Харухи вернулась к этому камню и опять уселась на него.
Коизуми и я слушались Харухи и копали всё это время. Где бы мы ни копали, всё что мы получали - лишь пустые ямы. Коизуми и я ещё раз перекопали всё, вернув почву в первоначальное состояние.

Так что всё, что мы сделали - это взрыхлили твёрдую землю для земляных червей.
Мы ничего не нашли, и я не понимаю, почему Харухи вновь не показала гнева.

— Идемте домой. Солнце уже садится, если мы останемся на горе, мы замёрзнем. Если мы спустимся с этой стороны, то мы быстрее доберёмся домой. Мы не так далеко от дороги до школы.

Коизуми и я неторопливо собрались после того как немного отдохнули, выпив чая Асахины-сан. Когда мы отдохнули, то вместе спустились с горы. Я не чуствовал никакого огорчения от того, что мы уходим домой. Ведь настоящий клад - в Харухи, которая спускалась вниз в хорошем настроении. Что, в конце концов, случилось? Пикник в холодную погоду и копание?

Коизуми положил свою руку мне на плечо, на разочарованного меня.
— Неплохо?
Ты не должен разговаривать со мной, как учитель. Разозлившись, я вспомнил слова моей мамы.
—Извини, но я сейчас очень устал. Прежде, чем Сузумия-сан нйдёт место, где копать ещё, мы должны уходить отсюда.

С этим я согласен. Нагато, взяв свою циновку, уже уходила с Асахиной-сан. Я задумался, а что, если бы у меня была цель?
— Цель?
— Сузумия сан всегда нетерпелива и настойчива, и постоянно меняется. Разве так не всегда получается?

Харухи, уже не хотя искать клад, вела нас, идя очень быстро. Асахина-сан и Нагато следовали за ней. Позади всех шли мы с Коизуми.
Чуть позже, на полпути к дому, Коизуми тихо сказал:
— Но если бы там не было никакого скоровища, это было б очень странно.
Почему я хочу согласиться с твоей фразой?
— Ведь правда? Если Сузумия-сан действительно чувствовала, что тут что-то было, неважно, зарыли ли это предки Цуруи-сан или что-то ещё, клад будет. У Сузумии-сан есть такая сила.
[Коизуми строит из себя умника и произносит непонимаемое.]

Сказать по правде, всё потому, что Харухи не думает, что оно существует. Невозможно иметь такую ясную карту, это шутка чьих-то предков.
Коизуми загадочно кивнул.
— Неплохо, Кён, ты уже понял, что я имел в виду. Да, Сузумия-сан не хотела найти клад или что-то оставшееся от древней династии. Я думаю, есть только одно обьяснение всему этому. Она просто хотела сходить на пикник со всеми.

Ну, просто так, не говори просто так, что хочешь выкопать клад. Я не буду против пойти со всеми вместе на природу.
— Что-то происходит в уме этой девочки. С зимних каникул до сих пор её настроение было очень стабильно. Я могу предположить, что такая стабильная жизнь ей надоела.
Твоя работа очень проста, да? Независимо от того, появятся эти синие гиганты или нет, твоя работа в ближайшее время не изменится.

— Погоди.
Я скрестил пальцы и спросил:
— Харухи вновь стабильна? С февраля?
—Да. Есть небольшие колебания, но никакого сильного негативного эффекта. Как бы мне сказать… На самом деле она ещё более стабильна, чем раньше.

Тогда чем была эта меланхолия? Неужели меня обманула моя интуиция?
— Что ты чуствуешь?
Коизуми состроил удивлённое лицо.
— То, что ты видишь, это обычная Сузумия-сан.
Разве ты не эксперт по настроению Харухи? Нечто, что даже я увидел, ты не заметил. Ты собираешься больше не анализировать её?
— Это не самая плохая идея.

Слабо улыбающийся Коизуми скользнул по мне взглядом.
— Если сравнивать нас, ты можешь понимать Сузумию-сан даже лучше, чем я. Я оставлю эту работу для тебя. Это влючает в себя Аватаров в закрытых пространствах. Ты давно не был в них, эти миры…
Что поделать, я не хочу ехать куда-то далеко на каникулы. Из-за множества факторов я выбираю оставаться здесь.

— Жалко. По правде говоря, сам я тоже давно не бывал там.
Должно быть, чувство того, что ты не можешь применить свои силы, угнетает. Может, ты должен сходить к боссу и попросить какой-нибудь бонус, ну там отпуск, например.
— Давай обсудим это вдвоём. Человек, который попросит что-то у босса, должен быть очень храбрым.

Как в бейсболе играют мячом, мы перекидывались ничего не значащими фразами. Мы уже идём по пути, который я видел два дня назад. Харухи, Нагатоо и Асахина-сан, которые далеко обогнали нас, дожидались нас. Эта троица, стоя плечом к плечу, была как будто позолочена заходящим солнцем. Если бы их сейчас увидел художник, он бы точно начал рисовать. После того, как я недолго любовался ими, Харухи сказала:
— Нам не нужно идти обратно до станции. Все свободны.

Харухи забрала у меня лопату, и странная улыбка промелькнула на её лице.
— Да, было весело. Неплохо время от времени выходить гулять. Несмотря на то, что мы не нашли клад, не нужно огорчаться. Мы уже кое-что нашли, и когда-нибудь в будущем мы будем вспоминать этот день с радостью. И мы должны рассказать все Цуруе-сан. Может, в следущий раз мы найдём клад.

Я пойду за сокровищем когда угодно, но пожалуйста, не надо карт. Я собираюсь сказать Цуруе-сан что, если она ещё раз найдёт такую вещь, не надо давать её Харухи.

Я наблюдал за Харухи, как она попрыгала по улице с двумя лопатами. Я не мог заметить в ней гнева. Её меланхоличное состояние в классной комнате, я всё ещё не понимаю, было ли это игрой моего воображения. В любом случае, хорошо, что она вернулась в обычное состояние. Это умиротворённое состояние только вело её к взрыву (@дословно). За это время она накапливала энергию в себе и, соответстсвенно, никак не могла быть умиротворенной {settle her mind}. Э? Почему я разговариваю сам с собой?

Пока мы шли к нашей школе, мы всё ещё были все вместе. Как только мы дошли до места, где обычно расходимся, Харухи, как будто она только что вспомнила что-то, крикнула мне.
— Да, кстати, завтра встреть меня на станции. В это же время, хорошо?
Это не слишком хорошо, но могла бы ты предупредить пораньше?

Харухи посмотрела на меня и холодно улыбнулась. Ну что ещё?
—Мы будем обыскивать город. Ты не можешь даже ненадолго выйти?
Несмотря на то, что мы в любом случае не могли отказаться, Харухи делала вид, что её интересовало наше мнение, и обошла вокруг нас.
— Понятно, не опаздывайте. Опоздавший…
Сделав глубокий вдох, Харухи сказала свою обычную фразу.
— …Будет платить за всех!

Я вернулся в свою комнату. Первым делом я включил обогреватель и достал свой телефон.
Как запланированая встреча (@wtf? как и было запланировано?), я позвонил в дом Цуруе-сан. Дворецкий, ответивший на звонок, был очень вежлив. Я уже привык к этому. Я уже звонил ей гораздо больше, чем Коизуми.

— Это я.
— Эх, да. Это я. Мичуру… Эм, то есть Микуру.
— Цуруи-сан нету рядом с тобой?
— Нет… Она уехала куда-то. Сказала, что у неё есть семейные дела.
Я подумал, что лучше не спрашивать слишком много, где Цуруя-сан, или что она делает.
— Асахина-сан, всё произошло сегодня.
— Поиски клада?..
— Да, несмотря на то, что мы ничего не нашли.
Я услышал вздох облегчения.
— Прекрасно. Всё так, как я запомнила… Я переживала, вдруг что-то пойдёт не так, что бы со мной случилось?
Я позвонил по телефону и выгнул бровь, как будто я о чём-то думаю. (@wtf?)
— Что ты имеешь в виду, всё изменилось? Прошлое же не должно меняться, куда бы ты не пошёл?
— А… да. Это правда, но…

Мне предствилась беззащитная Асахина-сан, держащяя телефон {It seemed as though I could see the helpless Asahina-san holding the phone.}
Слушая её тихий голос, я кое-что вспомнил. Я вспомнил, что уже путешествовал в 18 декабря несколько раз. Я вспомнил двойные круги на белой доске {the twin circles on the white board}. Если подумать, конец и начало всегда одинаковы. То, что она не знает, я тоже не знаю. Нагато, изменившая мир, что же произошло на самом деле? Коизуми предполагал, что существовало два 18 декабря. Если это правда, то это очень плохо, так что, когда мы починили всё, как было, это время стало правильным, или оно должно быть…

Что на самом деле слу… В прошлом месяце я спал первоклассника от машины. Этот случай должен был быть судьбой. (@должен был произойти) Но что с машиной? Он сделал это чтобы разрушть порядок времени. Кто же хотел убить ребёнка?

Кто хочет уничтожить само время и противопоставляет себя хранителям, путешественнкам во времени, Асахине-сан? Что мне делать, если этот персонаж тоже путешественник во времени? Еднственные, кто сможет сопротивляться, будут другие путешественнки во времени.
Я понял, что ты имеешь ввиду, Асахина-сан-старшая. Что же мне нужно сделать?

— Прости, Кён-кун, — тихо сказала Асахина-сан. — Из-за закрытой информации, как бы я ни хотела тебе многое обьяснить, я не могу. И я не знаю ничего такого важного… Кён-кун, я…

Почуствовав, что Асахина-сан сейчас заплачет, я быстро сказал:
— Насчёт завтрашнего дня…

Как сказала Асахина-сан раньше, Харухи поведёт нас всех искать в городе странности. Завтра, в субботу, я должен точно следовать тому, что написано в письме №3. Я должен придумать место, где мы можем встретиться, и Асахина-сан (Микуру) нас не увидит.

— Асахина-сан, если возможно, можешь немного изменить свой внешний вид?
— Внешний вид (@было "как я выгляжу…")
Услышав её всхлипы, я представил себе её трясущееся тело. {From hearing her sniffing, I could imagine her crying body}
— Очки… они не будут выделяться в это время года. Ещё было бы неплохо одеть маску (@маска, которую надевают на лицо, когда болеют / короче - марлевая повязка). Ты можешь так сделать?
— Хорошо. Я попрошу Цурую-сан помочь мне.
— Теперь время. Во сколько мы разошлись завтра?
— Эм…
Асахина-сан вспоминала время.
— Точно в пять. Встретились мы где-то в три. Затем все пошли в кафе…

Я вынул письмо №3 и открыл его. Место, в которое мы должны были пойти, всего в 10 минутах от станции. Даже если бы я шёл 15 минут, всё ещё остаётся полчаса.

Я зайду к Цуруе-сан утром, в обед отправлюсь на поиски странностей, а затем пойду встречусь с Асахиной-сан. Надеюсь, это сработает.
Придумав такое тяжёлый распорядок дня, я сказал Асахине-сан место и время встречи.

— Увидимся завтра, следи за собой. Пожалуйста, не одевайся в что-то слишком заметное. Да, и…
Моё сердце сжималось, пока я говорил:
— …Если будет возможно, попроси Цурую-сан пойти с нами. Просто скажи, что я попросил об одолжении. Ей не будет служно (@сложно? трудно? скучно?). И, э-э, будет нехорошо связывать её со всем этим. Не беспокойся, просто попроси довести тебя до места встречи…
— Хорошо, я спрошу её.

Так как мы говорим о Цуруе-сан, она мигом раскусит меня. Мне интересно, что она ответит.
Я закончил разговор и сразу же позвонил Нагато, так как есть ещё несколько вещей, которое нужно попросить её сделать.

Но…
Неожиданно номер оказался занят

С кем разговаривает Нагато? Кроме продавца, я не думаю, что ей ещё кто-то может позвонить. Жалея себя, звонящего всем подряд, я положил телефон и переоделся. Я кинул грязные штаны в стиральную машину и позвонил опять.
На этот раз трубку взяли.

— Это я.
—…
Как обычно, молчание Нагато приветствовало меня.
— Насчёт завтрашнего дня, я хотел попросить об одном одолжении. Завтра мы разделяемся на команды по жребию, да? Завтра и послезавтра мне нужна твоя помощь кое в чём.
— Значит, так, {Is that so} — сказала Нагато тихим голосом.
Да, так. Завтра после обеда и на следущий день я могу быть с тобой в группе?
— …

Длинная пауза.

— Sou (@Угу-у|У-у (чтобы было не совсем ясно))
Я не совсем понял, соглашается ли она со мной, поэтому я попытался подтвердить.
— Ты сможешь это сделать?
— Я понимаю.
— Спасибо, Нагато.
— Не нужно.
— Могу я спросить, когда я тебе звонил раньше, ты с кем-то разговаривала. Кто это был?
Ещё одна долгая пауза. Я встревожился, что же происходит?
— Сузумия Харухи.
Может, было бы лучше если я б не знал, кто звонил.
— Вы поговорили по телефону?
— Sou
— Почему она тебе позвонила, вам о чём-то нужно было поговорить?
— …

Третья долгая пауза. Я начал вслушиваться в любой звук, даже рука почувствовала это (@даже рука, державшая телефон, казалось, тоже вслушивалась).{My sense of hearing became keen, even the hand holding the phone sensed it}. Нагато сказала только одну фразу:

— Не скажу.
Что за день, Нагато шокировала меня. Я никогда не думал, что Нагато скажет что-то такое.
— Лучше тебе не знать.
Не пугай меня такими страшными фразами. Это самая нервирующяя фраза в мире.
— …Не беспокойся.

Я чуствовал, что она колебалась. Как будто она сомневалась, сказать или не сказать мне. Всё это меня очень беспокоило.
— Харухи тебе сказала не говорить?
— Sou

Это означает, что Харухи что-то планирует и заставляет Нагато делать то, что она хочет, и они не могут мне сказать. Несмотря на то, что я не знаю, что на самом деле происходит, но если что-то требует Нагато и это что-то должно остаться в тайне, это нечто крупное. Я думаю, вот почему мы отправляется на поиски завтра.

Я обговорил завтрашние действия с Нагато, которая не очень-то меня и слушала, и повесил трубку.
Дайте мне отдышаться. Это тяжёлая неделя. Даже дни перед экзаменом по алгебре, физике или истории не сравнятся с делами этой недели.

—Эта Харухи, что она замышляет на сей раз?..

Если подумать, что дальше, то единственая моя надежда - это Коизуми. Харухи, Нагато и даже Асахина-сан ведут себя так, как я никогда не ожидал бы. А, и Цуруя-сан тоже. Что бы ни случилось, из-за всех интересов и целей мужчина не может выиграть перед женщиной. Может, из-за особой Х-хромосомы. Кто преподал мне этот урок жизни?
Я лег на кровать, протянулся и улёгся спать в надежде, что выходные на следущей неделе пройдут тихо.

Конец четвертой главы.

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License