Том 7: Интриги Сузумии Харухи. Глава 1.

Произошло это всё ранней весной.

После уроков я по привычке зашёл в комнату литературного {NB!} кружка, где меня ждали только холод и запустение. Ни тёплых приветствий Асахины-сан, ни даже Нагато не было на своём стуле. Харухи ещё не вернулась, поскольку сегодня был её черёд получать рекомендации о дальнейшем обучении. Сейчас она, наверное, в учительской с классным руководителем Окабе — выдумывает какие-нибудь безумные планы о своём профессиональном будущем. Когда кто-нибудь спрашивает её, кем она хочет быть, когда вырастет, Харухи делает угрюмое лицо и отвечает «диктатор», «верховный правитель Вселенной» или ещё что-нибудь в этом духе.

Если ей выпадет такой шанс, я этого просто не вынесу.

В любом случае, я уверен, что Окабе сделает всё, чтобы отговорить её, и убедит составить хоть какие-то планы на будущее. Главное — правильно подбирать слова. Бездумный спор с Харухи может довести её до состояния сродни реакции хрома с кислородом. Лишь аккуратно подобранные доводы могли в чём-то её убедить — такова была её особенность.

Я кинул свою сумку на стол и включил обогреватель. Его вполне хватит, чтобы немного прогреть заледенелую комнату, которая казалась ещё холоднее из-за отсутствия привычных её обитателей. Однако потребуется некоторое время, чтобы он нагрелся. Всё-таки обогреватель у нас старый.

Единственной вещью помимо обогревателя, которая могла сейчас хоть как-то согреть, был чайник Асахины-сан. Мне невероятно хотелось её чаю! Одна только мысль об этом не давала мне покоя, заставляя ёрзать на стуле. Вдруг в этот момент…

Какой-то скрежет.

«Что это?..»

Кажется, звук донёсся из дальнего угла комнаты. Я рефлекторно посмотрел в том направлении, в сторону высокого железного шкафа, в котором мы хранили принадлежности для уборки. Такие стоят в каждом классе, но как Харухи удалось умыкнуть один в нашу комнату, оставалось полной загадкой. Звук появился именно в этом шкафу.
Должно быть, это метла или швабра, подумал я, как вдруг опять…

Шуршание.

На этот раз звук был слабее.
«Это уже не смешно», — пробормотал я про себя.

Вы когда-нибудь сталкивались с подобным? Скажем, вас оставили дома в одиночестве. Теоретически вы один, но вас не покидает жуткое ощущение, что рядом есть кто-то ещё, наблюдающий за вами из окна. Даже если вы желаете узнать правду, одна лишь мысль о том, что кто-то там действительно есть, ввергает вас в ужас, заставляя просто игнорировать происходящее. Это в первую очередь обусловлено психологическими особенностями.

Вероятно, это как раз такой случай, подумал я. Конечно, если бы это произошло у меня дома, я бы, наверное, ни за что не решился проверить. Но так как всё происходило в школе при свете дня, мне совершенно нечего было бояться.

Я подошёл к шкафчику и открыл его, не ожидая найти там ничего необычного. От увиденного у меня глаза на лоб полезли.
— Э-э-э?!
Причиной тому стала неожиданная находка, не похожая ни на какие мётлы. Я был так ошарашен, что смог выдавить из себя лишь несколько невнятных фраз.
— Что ты здесь делаешь?

Этого вопроса следовало ожидать. Из шкафа на меня поднялся чужой взгляд и донёсся голос:
— Ох… К-кён-кун.
Это была Асахина-сан. Отчего-то на её лице было заметно облегчение, с которым она и произнесла:
— Ты ведь меня ждал всё это время? Хорошо. Сначала я подумала, что же мне делать, но я рада тебя видеть. Так, э-э… Что же мне теперь делать?
— Хм.
— А?

Асахина-сан моргнула и уставилась на меня.
— Ну… Сейчас же не самое плохое время, верно? Мы точно виделись здесь раньше.
Она сидела в обнимку со швабрами, вениками и прочим инвентарём в тёмном шкафу, что никак не вызывало у меня доверия. Но вид её хрупкой фигуры, одетой в школьную форму, рождал в моём мозгу столько непорядочных мыслей, что их поток напоминал дым из заводской трубы в период расцвета фабрики.
— Асахина-сан?..
Что всё это значит? Ты собиралась поиграть в прятки в этом шкафу? Нет, нет. Это не может быть правдой.

Дымовая завеса в голове чуть было полностью не затмила моё сознание, как вдруг…
Бах! Мы с Асахиной-сан аж подпрыгнули, прежде чем осознали, что кто-то просто постучал в дверь. Только я собирался ответить…
— А? Э-э! Нет, ты не должен…
Я почувствовал, как меня тянут за галстук, и тут же полетел вперёд. Асахина-сан силой втянула меня в шкаф рядом с собой и тихо закрыла дверь.

Боже, что это значит? Мне может кто-нибудь объяснить, какого чёрта здесь творится?
— Тс-с, Кён, потише. Не говори ничего.
В свете маленького лучика, пробивающегося через дверцу, я разглядел, как Асахина-сан приложила указательный палец к губам.
Даже если бы она не попросила, я бы всё равно молчал. В тот момент мне просто нечего было сказать.
В обычной ситуации залезть в шкаф просто невозможно. Это потребует огромных усилий даже у одного человека, не говоря уже о двоих. Харухи сначала похитила Асахину-сан из-за её великолепной фигуры, чтобы сделать талисманом бригады. Нет нужды говорить, что мы были близки. Причём в буквальном смысле, потому что мы тесно прижимались друг к другу в маленьком шкафчике. Несмотря на форму между нашими телами, я всё равно ощущал, как что-то тёплое и мягкое давило на мою грудь.

Пока я был увлечён своими мыслями, снаружи вдруг раздался звук открывающейся двери. Похоже, кто-то вошёл в комнату, но мне было плевать на это. Словно два человека посреди летнего домика зимой без обогревателя, пытающихся согреть друг друга теплом собственных тел, Асахина крепко прижималась ко мне, тяжело при этом дыша. Я понятия не имел, почему она прижимается так сильно, но мне было всё равно. Такой шанс выпадает раз в жизни. {Если кого интересует, «blue moon» из английского перевода означает появление второго полнолуния в течение одного месяца.}

И тут я почувствовал необыкновенный прилив счастья, который унёс меня далеко в страну грёз.
Ну всё, пожалуй, хватит болтать с самим собой. Сейчас мне просто хотелось остановить это мгновение, и ничего больше.
Однако мои фантазии быстро развеялись, когда я услышал голос вошедшего в комнату человека.
— А? Никого нет… Но обогреватель включён… А это разве не сумка Кёна? Может, отошёл куда-то.

Я взглянул на Асахину-сан, которая вцепилась в мой галстук. В ответ она тоже посмотрела на меня.
Затем я медленно повернул голову и попытался посмотреть через маленькую щёлку в дверце. Хотя до конца повернуть голову и не получилось, краем глаза я видел, что происходило в комнате.
— !… — я не мог вымолвить ни слова.

Снаружи стояла ещё одна Асахина-сан.
Она подержала руки у обогревателя и, что-то бормоча себе под нос, вскоре исчезла из моего поля зрения. Когда она вернулась, в руках у неё был костюм горничной. Она развязала красную ленточку на шее, положила её на стул, а затем принялась снимать форму.
— … — я был не в силах пошевелиться или отвести взгляд. {Ellips — это многоточие. В английском переводе Кён, кажется, хочет обратить внимание на три безмолвных многоточия, характеризующих его ошалелое состояние}

Асахина-сан сложила свою блузку на том же стуле, и её руки потянулись к бюстгальтеру. В тот же момент мои глаза прикрыла чья-то ладонь.
— !
Другая Асахина-сан с силой развернула меня подальше от дверцы шкафчика. Несмотря на темноту, я понял, что Асахина-сан вся покраснела. Её губы пытались донести до меня: «Не… смотри…»

Даже не умея читать по губам, я легко понял, что она хотела мне сказать. К сожалению, было поздно, я уже увидел кое-что запретное. И чтобы выразить своё глубочайшее раскаяние, я тут же затих и принялся обдумывать ситуацию.

Итак, две Асахины-сан.

Если подумать, взрослую Асахину-сан от обычной я всё же в состоянии отличить. Я видел её столько раз, что не удивился бы, появись она здесь.
Но это другой случай. Две абсолютно одинаковые Асахины-сан были разделены лишь жалкой стальной дверцей; одна внутри, другая снаружи; одна крепко прижималась ко мне, в то время как другая переодевалась в костюм горничной.

Они обе были настоящими. У меня было два уникальных навыка, которыми я гордился: способность понимать эмоции Нагато и умение отличать настоящую Асахину-сан от фальшивки {«фальшивка» — не слишком грубо? / Не, не}.
Уверенный в своей правоте, я пришёл к выводу, что передо мной абсолютно одинаковые Асахины-сан, а это могло значить только одно — имело место путешествие во времени.

Одна из них, несомненно, из недалёкого будущего. Мне казалось, что это Асахина-сан, которая сейчас прижималась ко мне в этом тесном шкафу.
Обе Асахины-сан были совершенно неразличимы, хотя даже у близнецов есть хоть капля отличий…
Попытки и дальше рассуждать здраво быстро сошли на нет. Любой на моём месте поддался бы эмоциям, и это не нуждается в объяснении.

В любом случае, не похоже было, что кто-то из этих двоих собирался исчезнуть. Асахина-сан внутри шкафчика, вероятно, не пропадёт, после того как она затащила меня сюда и запретила подглядывать, а одежда Асахины-сан снаружи шуршала так, что будоражила моё воображение. Они были, как два кольца Ниджо {в замке Ниджо имеется два кольца обороны}, ожидающих моего сигнала к обороне. Всё бесполезно. Как битва за Осаку была обречена на провал с исчезновением Якимуры Санада, так и я не мог сделать выбор. {@Siege of Osaka — устойчивое словосочетание, есть даже статья в Вики. Серия битв (1614-15гг.) сёгуната Токугава против клана Тойотоми, который в результате был уничтожен. Якимура Санада — какой-то эпичный самурай, вассал клана Тойотоми} Если и существовал человек, способный выдержать такую психологическую атаку, которой позавидовал бы сам Платон, то у него наверняка было бы не всё в порядке с головой.

У меня уже голова шла кругом от попыток проанализировать ситуацию. Если так продолжится, я точно упаду в обморок. Мне срочно нужно что-нибудь придумать.
Если ничего не изменится, то я, наверное, либо задушу Асахину-сан рядом со мной крепкими объятиями, либо выпрыгну из шкафа, напугав до смерти ту, что переодевается. И в этот критический момент наконец появился мой спаситель.
Услышав скрип открывающейся двери, я вздохнул с облегчением.

— …
Кто бы ни вошёл в комнату, он беззвучно стоял на пороге, так и не закрыв за собой дверь.
— А-а, Нагато-сан, — послышался бодрый голос Асахины-сан. — Подожди немного, пожалуйста, сейчас я налью тебе чай.
Я вновь повернул голову.
Из своей неудобной позиции я краем глаза смог разглядеть только, как развевался край юбки Асахины-сан. Не видя более ничего, мне пришлось самому дорисовывать в голове полностью переодетую в горничную Асахину-сан, торопящуюся к чайнику.

— …
Я не слышал, как Нагато подошла к своему стулу. Несмотря на то, что она могла ходить беззвучно, закрыть довольно старую дверь безо всякого шума было невозможно. То есть Нагато скорее всего сейчас стояла в дверях.
— Э-э… Что-то не так? — с тревогой в голосе сказала Асахина-сан. Я вдруг представил себе Нагато со своей сумкой в одной руке и дверной ручкой в другой, смотрящую прямо в нашу сторону.
— …
— А?
— Мне нужно тебе кое-что сказать.

Разумеется, это был голос Нагато.
— М? — повторила Асахина-сан, на этот раз удивлённо.
— Иди за мной.
— М-м? — на этот раз Асахина-сан была в ещё большем смятении. — К… Куда мы идём?
— Подальше отсюда.
— Н… Но ч-что случилось?.. Мы не можем поговорить здесь?
— Не здесь, — отрезала Нагато.
— Э-эм… Это действительно касается только меня?
— Да.
— Ум… Нагато-сан? Кяя… Тебе не нужно меня так тащить…
Я слышал удаляющиеся шаги Асахины-сан, прежде чем дверь громко захлопнулась. С их уходом в комнате наступила тишина. Огромное тебе спасибо, Нагато.

Вновь раздался грохот — я вылез из шкафа, вслед за мной вывалилась и Асахина-сан.
— Kяя…
Асахина-сан осталась сидеть на полу, вздохнув от усталости и облегчения.
— Это было страшно.
Ни за что бы не подумал, что она будет шокирована сильнее меня.

— Асахина-сан, — произнёс я медленно, — ты мне можешь объяснить происходящее? Какого чёрта здесь творится? Из какого ты времени?
Асахина-сан подняла на меня свой взгляд, безудержно хлопая глазами.
— Кто? Неужели ты не знаешь, Кён-кун?
Как я вообще могу что-то знать? И вообще, что я должен знать?
— Но…
Лицо Асахины-сан напоминало матроса, который кое-как взобрался на спасательную шлюпку после кораблекрушения, но обнаружил в ней течь.
— Но ты мне сам сказал переместиться сюда!

Погодите, погодите.
Я вновь напряг мозги. Когда-то я точно такое говорил — 2-ого января. Мне надо было вернуться в 18-е декабря годом ранее, чтобы мы смогли кое-что исправить, прежде чем возвращаться в настоящее. Тогда не было никаких проблем.
Трудности возникли позже. Я не просил Асахину-сан переносить нас обратно в будущее.
Я был уверен, что никогда не говорил её такого.

Что означает…
Эта Асахина-сан должна быть из будущего.
— Из какого ты времени?
— Эм…

Асахина-сан вздрогнула на секунду и посмотрела на свои часы.
— Так… неделя и ещё день… Примерно 4:15 дня через восемь дней.
— Зачем ты здесь?
— Я не знаю.
Ответ, несомненно, был честным.

— Я действительно ничего не знаю, я просто последовала твоим указаниям. Я даже собиралась спросить у тебя, почему все выполняют твои команды.
Вид надувшей губы Асахины-сан напомнил мне Харухи. Она выглядела невероятно привлекательной, но сейчас было не время для сравнений. Я перевёл взгляд на дверь.
— Значит, это я попросил тебя об этом через восемь дней?
— Да. Ты нервничал и сказал, что я пойму как поступить, когда окажусь здесь. И ещё ты из будущего просил передать тебе привет.

Что же я, чёрт возьми, хотел себе передать?
Слишком трудно для понимания. С какой же целью я отправил сюда Асахину-сан из будущего? Зачем я передал «привет»? Просто дружеское приветствие?

Стоп, тут что-то нечисто. Эта Асахина-сан сказала, что она из будущего, Асахину-горничную из настоящего забрала Нагато.
Хм?.. Что же всё это значит? Здесь две Асахины: одна в комнате со мной, вторую в неизвестном направлении увела Нагато.
— Ты повёл меня по пожарной лестнице, где мне пришлось выслушать много странных вещей. {NB!}
Асахина-сан наклонила голову и произнесла: «Зачем я здесь? Что я должна сделать?..»

Несмотря на то, что Нагато не сказала ни слова, её действия должны были что-то значить, но вот что… А! Я внезапно понял, что она имела в виду.
— …Всё понятно.
Когда я понял, что Нагато пыталась сообщить, у меня в голове завыла красная сирена. Если бы всё так и продолжалось, у нас были серьёзные неприятности. Мне оставалось лишь надеяться, что Нагато задержится подольше.

— Асахина-сан, ты же не видела себя из будущего на прошлой неделе?
— Эм… Точно, нет…
Асахина-сан немного обеспокоенно кивнула головой. Если это правда, то нам нужно спешить. Нельзя позволить двум Асахинам-сан увидеть друг друга.

Нагато уже всё поняла. Она почувствовала, что мы со второй Асахиной-сан прячемся в шкафу, и предвидела возможные последствия в случае их встречи. Вот почему Нагато увела из комнаты Асахину-горничную — чтобы мы успели скрыться.
Харухи и Коидзуми могли появиться с минуты на минуту. Как лосось всегда возвращается в устье реки на нерест, так у большинства членов команды СОС уже вошло в привычку приходить в комнату кружка, чтобы отдохнуть. Так поступал и я.

Если Харухи увидит двух Асахин-сан в разных местах, не думаю, что она купится на нелепую сказку о никому неведомой близняшке.
Необходимо увести Асахину отсюда, иначе нас ждут удручающие последствия.

— Пойдём, Асахина-сан.
Я взял свою сумку, медленно открыл входную дверь и выглянул наружу. В коридоре ни души. Я подал Асахине знак рукой, что путь свободен. Она поспешно выбежала, и вскоре передо мной вновь был пустой коридор. Скоро всё прояснится. Было только два условия {NB!}. Во-первых, нельзя позволить Асахине-сан из настоящего увидеть вторую себя, и во-вторых, Харухи не должна понять, что здесь две Асахины. Я бросил взгляд на вешалку с нарядами, подумав, что можно было переодеть Асахину-сан, чтобы её не узнали, но тут уже отказался от этой затеи: такая одежда привлекает слишком много внимания. Хорошо, что на ней обычная школьная форма, как говорится, лист лучше всего прятать в лесу.

Я схватил Асахину-сан за руку и выбежал из комнаты. Так началось наше опасное путешествие по школьным коридорам.
— Ты уверена, что до твоего времени восемь дней? — спросил я на ходу.
— Да, ты попросил меня вернуться сюда ровно в 15:45 на восемь дней назад.

Даже Асахина-сан почти перешла на бег. Спускаясь по лестнице через ступеньку, мы оказывались все дальше от комнаты кружка. Оставалось только надеяться, что Окабе немного задержит Харухи своими нравоучениями.
— Раз так, то ты наверняка знаешь, что с тобой случится на этой неделе, да?

Спустившись по лестнице, я остановился, чтобы привести мысли в порядок перед тем, как направиться по кратчайшему пути до раздевалки на другую сторону двора. И, хотя опасность встречи с Харухи становилась выше, это была самая быстрая дорога.

Асахина-сан остановилась перевести дыхание и сказала:
— Мы вроде почти на месте?
— Возникли какие-нибудь проблемы, из-за которых пришлось вернуться в прошлое?
— Нет. Вообще-то, это ты затолкал меня в шкаф.

Заставил её вернуться в прошлое да ещё и в шкаф запихнул. Что за чертовщина? О чём я только думал? Даже я не понимаю собственных действий. И почему я из будущего тоже не появился? Это сэкономило бы мне массу времени, и не пришлось бы разбираться со всем самому.
Нам удалось добраться до раздевалки без приключений. И только тогда до меня дошло: «И что же нам делать дальше?»
Понятно, что нам нужно выбраться из школы, но что потом? Где я могу спрятать Асахину-сан? Как же поступить? Просто попросить её вернуться назад в будущее, ни во что не вмешиваясь?

«Так не пойдёт».
Асахина-сан грустно посмотрела на меня.
— Если бы я могла, то сама вернулась назад. Я пыталась связаться с начальством, но они не разрешили. Я даже не знаю, когда смогу вернуться, так как это секретная информация.

Значит ли это, что Асахина-сан должна что-то сделать, прежде чем ей позволят вернуться в своё время? Допустим, это так, тогда забудем об этом варианте на время. Но что же от неё требуется?
Вот что я хотел понять больше всего. Почему я из будущего ничего ей не объяснил?

Пока я проклинал самого себя, Асахина-сан уже ушла к своему шкафчика для обуви. Я тоже собирался переобуться…
— Асахина-сан!
Я быстро отыскал путешественницу во времени. Асахина-сан стояла на цыпочках, пытаясь дотянуться до шкафчика, который был для неё слишком высоко.
— Что случилось? — повернула ко мне голову Асахина-сан, оставаясь в том же положении.
О, пустяки.
— Эти туфли принадлежат тебе из настоящего.
— Ох… Ты прав.

Асахина-сан захлопнула шкафчик и сказала:
— Если бы ты меня не остановил, то я из этого времени была бы в ступоре. Ведь я не помню, чтобы что-нибудь теряла на этой неделе…

И это ещё не всё. Если бы Асахина-сан переодела туфли, её школьная обувь оказалась бы в шкафчике. Когда бы Асахина из настоящего уходила из школы, она бы увидела в шкафчике точно такие же туфли, как и на ней.
— Д-да… — обеспокоенно ответила Асахина-сан.
— Но как же мне тогда выйти?

Единственным выходом было пойти в школьной обуви. Немного странновато, но выбора нет. Не можем же мы умыкнуть чужие туфли. К тому же, более важным вопросом сейчас было «Куда же нам идти?»
Глубоко задумавшись над этим, я открыл свой шкафчик и кое-что обнаружил внутри.
Внезапно на меня нахлынуло чувство ностальгии, здесь было ещё одно послание из будущего.
«…Я должен был догадаться. Я знал, что ты всё же кое-что подготовила, Асахина-сан». {NB!}
На моих грязноватых ботинках лежало письмо, адресованное лично мне.

Обдуваемые пронизывающим холодным ветром, мы с Асахиной-сан спускались со школьного холма.
Несколько учеников поглядывали на нас по дороге. Казалось, они удивлённо смотрели на Асахину без вещей и в школьной обуви, что было на неё не похоже. Или это разыгралось моё воображение?

Асахина-сан шла справа от меня, её длинные каштановые волосы мирно развевались на ветру. Впрочем, сама она была далеко не так спокойна, напоминая темнеющее вечернее небо перед метелью.
У меня вид, наверное, был не лучше, всё-таки я сбежал из клубной комнаты. А пропуск встречи кружка без согласования с нашим лидером равносилен самоубийству. Пока я не придумаю подходящее объяснение, Харухи будет нещадно меня карать, выставляя крайним по любому поводу.

Любой при виде Асахины-сан, шагающей под холодным зимним небом, захочет её защитить. А так как поблизости не было никого подходящего, то эта роль выпадает мне.
— Прости, — сказала Асахина-сан скучным, но милым голосом. — От меня всегда одни проблемы.
— Не беспокойся.
Я ответил, не дав ей договорить.
— Это ведь я попросил тебя сюда прилететь. По сути, я сам виноват.

На самом деле не только я, но и взрослая Асахина-сан. Почему они ничего не говорят нам о будущем? Почему избегают нас? Неужели они так ненавидят своё прошлое «я»?

Я достал из кармана конверт с письмом. На пустом листе красовалась всего одна фраза: «Позаботься о Микуру рядом с тобой».
Больше не было ничего: ни имени, ни адреса. Но я никогда бы не смог забыть этот аккуратный мелкий почерк. Прошлой весной я получил письмо, написанное в той же манере, в котором меня просили явиться в комнату кружка в обед. Тогда я впервые встретил взрослую Асахину-сан и получил от неё подсказку, позволившую мне с Харухи выбраться из закрытой реальности. Я ни секунды не сомневался в авторе записки.
Но доверить мне Асахину-сан? Значит ли это, что я волен делать с ней всё, что вздумается? Даже поцеловать её?

Так или иначе, я показал письмо Асахине-сан. Проблем это вызвать не должно, она поймёт смысл написанного. Если бы письмо предназначалось только для меня, то вместо «Асахины-сан» было бы написано «я из прошлого».
Асахина-сан очень удивилась записке и пробормотала:
— Ч-что это значит?..

Похоже, она не заметила, что письмо написано её же почерком. А даже если бы заметила, наверняка не подала бы виду. Во время нашего второго путешествия в 18-е декабря она увидела кого-то ещё кроме меня, Нагато и Асакуры. Несмотря на то, что её почти сразу усыпили, она должна была почуствовать присутствие взрослой Асахины.

А в прошлом месяце ещё и ребёнка чуть не сбило фургоном. После разговора с ним она так расстроилась, что у меня так и не получилось её успокоить. Тогда она сказала мне, что поняла кое-что. Понятия не имею, о чём она говорила, но Коизуми как-то сказал, что все члены бригады так или иначе меняются.

По его словам количество закрытых пространств, создаваемых Харухи, уменьшилось, а появляются они всё реже и реже. Он также заметил, что аура Нагато стала больше похожа на человеческую. И хотя ты об этом не упомянул, но ведь изменения коснулись и тебя, господин вице-президент?

На моих глазах менялась и Харухи, становясь ближе к людям. Будь то культурный фестиваль или состязание с компьютерным клубом, или простой выход в город — любая деятельность команды СОС влияла на неё. За время нашего знакомства её нелюдимость и вечная меланхолия словно испарились. Она чаще улыбалась и даже разговаривала с незнакомыми людьми.

«Если здесь есть инопланетяне, путешественники во времени и между мирами или экстрасенсы, объявитесь!»
«Найти инопланетян, путешественников во времени, экстрасенсов и повеселиться с ними!»
Как будто ей всё уже было известно.

На мой взгляд, таким образом Харухи взрослела. Но как меняюсь я сам, мне было неизвестно.

Через полчаса Асахина-сан уже сидела у меня дома.
— Теперь понятно, — сказала Асахина-сан, снимая обувь. — Вот почему тебя не было в тот день.
Я никак не мог позволить Асахине-сан пойти к себе домой, а поскольку лучшего места я не знаю, оставалось лишь привести её к себе. Если бы с ней были другие путешественники во времени, можно было оставить её на них.

«Даже если они существуют, я о них ничего не знаю».
Асахина-сан выглядела, как собачка после выступления на выставке: устало и немного грустно. Я, наверное, смотрелся не лучше. У меня было полно вопросов, но совершенно не хотелось сейчас искать на них ответы.
В это же мгновение моя сестра, не имеющая никакого отношения ко всем этим проблемам, подбежала к Асахине-сан.
— А-а, Микуру!

Сестрёнка как раз собиралась достать Сямисена из-под моей кровати. Но, стоило мне открыть дверь в свою комнату, она вцепилась взглядом в прекрасную Асахину, о которой грезит любой парень нашей школы, и тотчас помчалась к ней.
— Эм-м, да, извини за беспокойство.
— Ха, вы только вдвоём? А где же Хару-нян?

Сестра уставилась на Асахину-сан, но я быстренько оттащил эту десятилетнюю пятиклашку за шиворот.
— Харухи ещё в школе. И не заходи ко мне без разрешения.
Конечно, сколько бы я ей не говорил, ничего не изменится. Но я долго не мог решить, куда спрятать Асахину-сан, и не хотел бы, чтобы её кто-нибудь обнаружил.
— Но Сями тоже не хочет выходить.

Моя сестра ухватилась за юбку Асахины-сан и начала тихо хихикать.
— А где Юки-тян и Коидзуми-кун? И Цуруя-сан? Разве они не придут?
Моя сестра быстро запоминала прозвища, хотя бы потому, что она называла меня Кёном. Эта маленькая пятиклашка совсем не знала, что такое уважение. Ну же, хоть раз можешь назвать меня «братиком»?
— Хи-хи-хи, это свидание! Я права?
Я вытолкал её из комнаты и с грохотом захлопнул дверь.

Я сел на пол и спросил:
— Что случилось, вернее, случится на этой неделе?
— Ну…
Асахина-сан задумалась на секунду и продолжила:
— Восемь дней назад, то есть сегодня, я зашла в комнату, но там никого не было. Только включеный обогреватель.
Это я уже видел, да.

— Как только я переоделась, Нагато-сан вошла в комнату, и потащила меня к лестнице запасного выхода.
Это я тоже видел, отлично.
— Когда я уже вернулась, сумка Кён-куна исчезла, и Коидзуми уже был внутри.
Какое неудачное исчезновение.
— Через 30 минут пришла Судзумия-сан.

Долго же её пытались в чём-то убедить, я не должен был беспокоиться.
— Судзумия-сан выглядела немного злой.
Потому что она спорила с учителем по поводу её амбиций. Если бы был какой то способ их исполнить, я бы хотел его узнать.
— Она глянула в окно глазами убийцы, выпила 3 кружки чая в… А-а!
Асахина-сан вздрогнула от ужаса, как будто увидела труп посреди комнаты.

— Судзумия-сан заметила, что Кён-куна не было в комнате…
Она заметила?
— И она позвонила.
Как только она замолчала, мой телефон позвонил. Вот чёрт.

Если подумать, то для Асахины-сан эти события были как концертная запись на кассете, для меня же это было живым выступлением. Я даже не придумал оправдание, почему пропустил наше собание. Если бы я ответил, то стал бы жертвенной овцой, но, если бы я проигнорировал звонок, всё могло бы быть ещё хуже. Ну, я надеюсь, я сначала спрошу, прежде чем брать трубку?

— Асахина-сан, я ответил тогда Харухи?
— Ну… думаю, да.
Отлично, с богом.

— Алло?
— Ты где?
Харухи начала свой допрос, будто инквизитор из средневековья. Я ответил честно:
— У себя дома.
— Что? Ты прогуливаешь?
— Это было необходимо.

Я начал гнуть свою линию.
— Как необходимо?
— Ну…
Как раз из-под кровати вылез Сямисен.

— Ну мне пришлось относить Сямисена в клинику, он похоже заболел.
— Ты понёс?
— Да. Только моя маленькая сестра была дома. Это она попросила меня.
— И какой же болезнью он болеет?
— Э-э… Alopecia areata (лат. Облысение - прим. перев.).

Я придумал это на ходу. Асахина-сан почему-то прикрыла рот рукой.
— Alopecia areata? У Сямисена?
— Да, ветеринар сказал, что это из-за стресса. Он сейчас отдыхает в моей комнате.
— Разве у кошек есть нервы и стрессы? И как он может отдыхать в твоей комнате, он из неё не выходит?
— Ну ты же знаешь, моя сестра любит заставлять его играть с ней, и в нем из-за этого накапливался стресс. Я решил превратить мою комнату в его убежище, и я не разрешу сестре входить внутрь.
— Понятно…

Харухи вздохнула и замолчала. Неужели она поверила?
Затем она спросила:
— Рядом с тобой есть еще кто-то?
— …

Я посмотрел на часы на дисплее телефона, убрав его от уха. Как она могла догадаться? Асахина-сан не промолвила и словечка. Она закрыла свой рот уже двумя руками, чтобы случайно не издать какой-нибудь звук.
— Нет, тут никого.
— Правда? Мне показалось, что твой голос немного другой, поэтому я тебя и спросила.

Её интуиция остра, как и всегда.
— Тут только Сямисен. Дать ему трубку?
— Забудь об этом. Просто передай ему, чтобы быстрее выздоравливал. Пока.
И, к моему удивлению, она бросила трубку.

Я кинул телефон на кровать и пригляделся к коту, устроившемуся на коленях Асахины-сан. Если Харухи решит прийти проведать его, у меня будут большие неприятности.
— И что потом? Что же сделала Харухи?

Асахина-сан задумалась на секунду, почёсывая ухо Сямисена.
— Хм-м… Мы ничего не делали до пяти вечера, потом все разошлись домой. Сузумия-сан… она очень тихо сидела. Она всего лишь полистала пару журналов.
Затишье перед бурей. Даже Асахина-сан это заметила.
Интересно, заметил ли кто-нибудь ещё? Готов поспорить, что Нагато.

Сямисен положил свою лапу на колено Асахины-сан, словно захватывая его. Асахина-сан почесала ему спину и сказала:
— Она немного отличалась от обычной себя… Извини, я не могу вспомнить точно.
Этого следовало ожидать. Если бы у меня кто-то спросил, как выглядел Коидзуми в прошлый понедельник, то всё, что я смог бы сказать - «Как обычно».

— А остальные? Завтра, послезавтра?
Асахина-сан погладила Сямисена и медленно проговорила:
— Мне абсолютно всё рассказывать?
— Просто расскажи в общих чертах, я как-нибудь додумаю остальное.
— Хорошо. Мы на выходных охотились за сокровищами.
— Охотились за сокровищами?
— Да. Цуруя подарила Судзумии-сан эту карту. Она сказала, что нашла её в кладовке. Похоже, эта карта была очень старой. Старая карта, нарисованая чернилами.

Цуруя-сан… Снова ты втягиваешь Харухи во что то странное. И на сей раз нужно копать? Мы же больше не в первобытном времени, где ж можно найти место, чтобы копать?
— Гора.
Ответ Асахины-сан был прост и гениален.
— Гора за домом Цуруи-сан. Если ты внимательно присмотришься, когда идёшь домой, то заметишь что-то вздымающееся вдалеке.

Одни только слова вгоняли меня в тоску. Мне не то чтобы не нравилось это место, просто перерыть всю гору, чтобы найти закопанное сокровище, настолько же глупо, насколько пойти на пикник на северный полюс. Всё просто, у Цуруи-сан есть гора, и удивляться нечему. Сами подумайте, если у них достаточно денег для своего курорта в горах, стоит ли удивляться, что у них есть гора с сокровищами за домом?

Я громко вздохнул и спросил:
— Мы нашли что нибудь?
— Ну… нет. Непохоже, чтобы там вообще что-то когда-то было.

Мне бы стоило поменьше спрашивать. До выходных ещё долго, но меньше всего я хотел их потратить на поиски сокровища, которого нет. Нет ничего хуже, чем делать что-то бессмысленное.

— Значит, в субботу и в воскресенье…
Мы всё ещё копали? Почему бы нам не начать копать во дворе Цуруи-сан? Кто знает, вдруг мы выкопаем подводный источник, или ещё что-нибудь.

— Нет. В выходные мы… м… искали в городе.
Так, значит, мы всё-таки что-то делали. Искать в городе странное и сверхествественное — это одно из наших главных занятий. Если подумать, мы давно этим не занимались.

— Мы же не будем целых два дня искать, ведь так?
— Э-э… Нет. Вернее, да.

Почему-то Асахана-сан отвернулась от меня и сказала: «Ведь понедельник тоже выходной…»
Я внезапно вспомнил, что в понедельник тот, кто поступал в школу, сдавал экзамены. У всех остальных был выходной.
Интересно, мы нашли что-нибудь странное?

Это же не та причина, по которой Асахина-сан вернулась в прошлое, да?
— Нет, конечно же нет.
Асахина-сан качнула головой.
— Как обычно, мы пошли в кафе и пообедали…

Всё это только усложняет дело. Если Асахина-сан говорит правду, то не было бы причины посылать её назад в прошлое. Если бы только она прилетела через год или пару месяцев из будущего (не из 8-дневного будущего), тогда был бы хоть какой-то смысл. Но вернуться назад на неделю? Она точно нигде не ошиблась?

Я тихо наблюдал за Асахиной-сан, чещущий пузо Сямисену.
Так как пройдёт только неделя, нет нужды беспокоить Нагато, чтобы вернуться в будущее. Асахина-сан и я уже возвращались из 7 июля три года назад с помощью Нагато. Мы оба были заморожены во времени, и три года пронеслись мимо нас. Похоже, будущий я извлек из этого урок. Отправить Асахину-сан туда, где никто о ней не узнает, на неделю, и всё вернётся на круги свои. Конечно, Асахина-сан постареет на неделю, но я сомневаюсь, что это будет что-то значить.

Но в таком случае посылать Асахину-сан в прошлое бессмысленно. Что-то должно произойти, что-то, заставившее меня из будущего отправить её сюда. И это письмо взрослой Асахины-сан, только усугуляющее ситуацию…

— Как я выглядел, когда попросил тебя вернутся? Я что-нибудь сказал или сделал странное?
— Это только сегодня случилось, я всё хорошо помню.
Асахина-сан перестала гладить Сямисена и начала рисовать в воздухе.
— Мы проводили лотерею перед школой.

Интересно, зачем.
— Любой, кто хотел поучаствовать, должен был заплатить немного денег. Победитель получал пять тысяч йен. Сузумия-сан кричала в мегафон… Мы так собирались собрать денег для нашего клуба.
Асахина-сан продолжила рассказывать, но ей это давалось с заметным трудом.

— Я-я должна была привлекать людей. Находясь в толпе, я очень нервничала…
Так это был план Харухи, хе-хе.
— Асахина-сан, во что ты была одета? Не говори мне, что в костюм девочки-зайчика…
— Да. Как ты угадал?

Всё это в стиле Харухи. Чтобы привлечь внимание, она будет использовать убийственный костюм. Асахина-сан достаточно красива. Переодетая же, она издавала такую чарующую ауру, что никто не мог сопротивляться. Вот что, видимо, привлекло такую толпу.
— Я выдавала победителям призы, жала им руки и фотографировалась с ними.
Асахина-сан дёрнулась, чувствуя себя неудобно.

— Затем Кён-кун схватил меня за руку и отвёл меня в клубную комнату. Он заставил меня переодеться в школьную форму, и, несмотря на то, что я не знала, что происходит, я всё делала, как он говорил. Затем ты мне сказал закрыться в шкафу с инвентарём и вернуться в прошлое на восемь дней, ровно в половину четвёртого. Ты ещё добавил, что ты в прошлом будешь ждать меня и чтобы я передала ему привет. И ещё я должна была делать всё, что ты скажешь.

Асахина-сан вновь почесала спину Сямисена.
— Использование TPDD (лучше не переводить, иначе смысл меняется) сразу одобрили. Я даже не поверила, они как будто ждали моего запроса.

Конечно, ведь твой начальник уже знал, через что тебе придётся пройти. Я же не понимал, почему я в будущем так легко ей указывал, что делать? Почему попросил именно её вернутся в прошлое, а не её организацию? Конечно, я просил её пару раз путешествовать во времени, но каждый раз, когда я просил, я чувствовал себя виноватым. Если бы это было возможно, я бы запретил ей путешествовать во времени, ну или на худой конец не просил бы. Давай же, взрослая Асахина-сан, передай мне что нибудь. Я потерялся.

Асахина-сан вновь начала впадать в депрессию. Я тотчас вспомнил, что она также выглядела месяц назад, после той аварии. Не беспокойся, Асахина-сан, если мы говорим об отчаяньи, я тоже не лучше, потому что сейчас я потерян в догадках о том, что делать, и не знаю, на что рассчитывать.

Вздох.
Асахина-сан и я одновременно тяжело вздохнули. Даже Сямисен зевнул.
— Кён-кун, открыва-ай!

Крики моей сестры можно было услышать даже сквозь стену. Судя по голосу, она аккуратно несла большой поднос с соком и тортиком. Несмотря на то, что я не самый умный парень, как только я увидел три стакана на подносе, то понял, что она не уйдёт. Она унаследовала такую же глупость, как и я, не замечая, что Асахина-сан и я вдвоём так поздно выглядим очень подозрительно. Вините гены, если хотите.
Я бросил на неё злой взгляд, в котором читалось «Уходи!», но она полность проигнорировала меня и села рядом с Асахиной-сан.

— Сями хочет тортика?
Сестра отрезала небольшой кусочек тортика и положила около носа Сямисена. Асахина-сан широко улыбалась, наблюдая за этим.
Моя сестра бывает очень полезной. Как твой брат, я надеюсь, что твоя невинность с годами не пройдёт.

После того, как моя сестра наигралась с Сямисеном и Асахиной-сан, мы с Асахиной-сан наконец-то вышли на улицу.
На моих часах было пятнадцать минут седьмого. Небо уже темнело. Всё-таки до весны оставалось совсем немного (?).

— Что же мы будем делать, Кён-кун?
Шедшая рядом со мной Асахина-сан выпускала белые облачка. Если она странно шла, то это из-за моих ботинок. В них лучше, чем в школьных туфлях, конечно, но по сравнению с туфлями для Золушки они были очень большими.
— Что-нибудь, — сказал я, выдыхая белые облачка пара.

Изначально я хотел оставить Асахину-сан у себя дома. В этом случае и моя сестра была бы очень довольна. Но после долгих раздумий я отбросил эту идею. Мои родители захотят узнать, почему она не идёт домой, да и к тому же если появится весть о том, что Асахина-сан ночевала у меня дома со мной, я не могу даже представить, что со мной сделает Харухи. Если она придёт ко мне домой навестить Сямисена, ножницы помогут её обмануть (имеется в виду то, что Кён собирается вырезать у кота несколько клочков шерсти для имитации выпадения волос), но я никоим образом не смог бы спрятать Асахину-сан от неё.

Асхина-сан шла всё неуклюжее, когда она подходила ко мне ближе. Когда мы случайно столкнулись плечами, она взвизгнула и мгновенно отпрыгнула от меня. Это делало её ещё более привлекательной, чем обычно. Если это не только из-за слишком большой для неё обуви, но и от её желания держаться за меня в обоих смыслах, то я буду очень рад.
Но я не могу думать только о себе.

Я не слишком-то верю в себя. Если Асахина-сан всерьёз рассчитывает на меня, то тут два варианта, прямо как в домино. Либо падает одна костяшка и вся мозаика рассыпается, либо все фишки стоят ровно.

Если б я был такой фишкой, на кого бы я опёрся? Если взрослая Асахина-сан решила надеяться на меня, кого должен выбрать я? А выбор был невелик.
Первым, кого я отмёл, была Харухи. Если у кого-нибудь хватило бы терпения спросить, почему, я бы вытащил у него мозг, потому что у него нет чувства стыда.

Асахина-сан из настоящего тоже не вариант. Скорее всего, она поверит в то, что у неё есть двойник, и немного рехнется. Всё это только навредит. И я не собираюсь путешествовать в прошлое, чтобы опять исправлять то, что натворил.

Коизуми, с другой стороны, выглядел довольно доверительно, но я не имел представления о том, как его организация относится к путешественникам во времени. Доверить ему Асахину-сан было бы не лучшей идеей. Аракава-сан, Мори-сан и братья Тамару может быть и выглядят хорошо, но если они, как сказал Коидзуми, жалкие пешки, должно пройти некоторое время, порежде чем я смогу им доверять.
При всех этих условиях только один человек приходил мне на ум. Только она одна понимала всю эту ситуацию, и именно она защищала команду СОС, тихо дёргая за ниточки и оставаясь в тени. Даже несмотря на её странных начальников, я чувствовал, что могу доверять им больше, чем этой «Корпорации» Коидзуми…

Только она одна и оставалась.
Так куда же идти? У меня ведь небольшой выбор, не так ли?
И сейчас Нагато Юки пора выйти на сцену.

Сейчас не время что-то объяснять. Может быть, это к лучшему, если я заставлю работать инопланетян и путешественников во времени. Я имею в виду, что, путешествуя из прошлого в будущее, нам совершенно точно понадобится помощь Нагато. Да, это самый лучший выбор.
Да и к тому же я кое что вспомнил.

Чтобы не дать Асахине-сан из настоящего увидеть взрослую Асахину-сан, Нагато силой вывела Асахину-сан из настоящего прочь из комнаты, позволив мне и взрослой Асахине-сан уйти. В других словах, она знала что произоисходило, и, может быть, она раскажет, что происходит сейчас.

— Мы идём к Нагато?
Асахина-сан взглянула на меня, замедляя шаг. Я попытался придать ей уверенности.

— Я уверен, она поможет нам. У неё есть свободная комната и это всего лишь одна неделя. Я не думаю, что ты ей чем-то будешь мешать.
Если было бы возможно, я тоже бы хотел остаться. Я даже придумал гениальное оправдание на этот счет.
— Но…
Она выглядела немного подавленой.
— Между мной и Нагато-сан…э… ну… Неужели мне придётся остаться… а… на целую неделю?

Не надо волноваться. Нагато никогда не навредит Асахине-сан. Мы всегда на неё полагались в прошлом. Неужели она нам не помогала, когда мы путешествовали во времени?
— Может быть, но…

Странно, но Асахина-сан осуждающе посмотрела на меня.
— Если я останусь с ней, Нагато-сан не будет себя чуствовать плохо.
— Хм? Почему?

Как ты можешь знать, каково будет Нагато, плохо или хорошо? Бьюсь об заклад, что если кто нибудь абсолютно голый станцует перед ней, она даже не моргнёт.
Я с нетерпением ждал её ответа, но она просто отвернулась от меня и сказала:
— А, неважно.

Передача мыслей словами как можно лаконичней была одной из особенностей Нагато. Это остаётся верным и по сей день.
Стоя на пороге роскошного дома, я набрал знакомый номер и ждал её голос.

— …
— Это я. И Асахина-сан. Всё это…
— Заходите.

Я уже забыл, который раз происходит такой диалог. Я приводил сюда как взрослую, так и обычную Асахину-сан, и, если мне не изменяет память, это уже четвёртый раз. Первый раз был во время Танабаты четыре года назад, вместе с обычной Асахиной-сан. Второй раз в тот же день, но уже со взрослой Асахиной-сан. Третий и последний раз 2 января, ровно месяц назад.

Асахина-сан выглядела немного взволнованой. Я уже к этому привык. Её выражение лица не поменялось, пока лифт не поднялся.
Весь путь от лифта до квартиры Асахина-сан держалась за мой рукав, у меня просто не было слов, способных описать, как я был благодарен ей за это. С таким милым лицом, как у неё, не нужно причин для защиты. Если бы я не защищал её, даже если бы Земля стёрлась в порошок, я бы не нашёл никого более подходящего на эту роль, чем она.

— …
Дверь к Нагато была наполовину открыта, как будто ожидала нас. И к школьной форме я тоже успел привыкнуть. Всего два раза я видел Нагато в обычной одежде — во время зимних и летних каникул. Она выглядела по-обычному, но Асахина-сан начала ощутимо неврничать, как только её увидела.

— Э… ну… Прости, Нагато… Произошло кое-что непредвиденное, и нам пришлось прийти сюда.
В конце концов это правда.
— Всё нормально.
Нагато едва заметно кивнула головой.
— Входите.

Асахина-сан немного потопталась на пороге, стесняясь проходить перед Нагато. Я её немного подтолкнул, и мы наконец зашли в квартиру. Такое смущение заставило меня задуматься, как она спала в этой самой комнате всего месяц назад.
— Прости, что потревожили.

Квартира Нагато обычно была пустой, в ней было только необходимые для выживания вещи, и взгляду не за что было зацепиться. Сейчас же на окне были занавески, и они напоминали о зиме. Их не было прошлой весной, и то, что они появились, означало какие-то большие изменения. Игры, в которые мы играли на Рождество, всё ещё лежали около стены, но от телевизора и ковров не осталось никаких следов. Только одинокий обогреватель и стол. Мне хотелось бы посмотреть на спальню Нагато, но мои чувства подсказывали мне этого не делать. Если бы там были милые розовые обои в цветочек и плюшевый оленёнок у подушки, я бы мигом забыл про Нагато Юки, и начал бы её понимать с чистого листа, как абсолютно нового человека. Но даже если промотать всё время назад до доисторических времён, ничего подобного не могло бы случиться.

Я уже слышал о том, что случится в будущем, от Асахины-сан, по крайней мере, о завтрашнем.
Сейчас же у меня был важный вопрос.

— М-м-м, Нагато, ты же знаешь, что эта Асахина-сан из будущего…
— Ох, чёрт, все и так знают это.
— Извини. Я имел в виду то, что ты уже знаешь, что это Асахина-сан из будущего, которое будет через восемь дней? — сказал я, садясь на обогреватель.
— Я знаю.
Нагато сидела передо мной и смотрела на Асахину-сан. Асахина-сан подпрыгнула от страха, прежде чем пересела поближе ко мне.
— Асахина-сан не знает, почему её послали сюда, — начал обьяснять я. — Из того, что она мне сказала, выходит, что я послал её сюда… Нагато, ты не знаешь, почему?

Даже если я не знаю, почему, я был уверен, что Нагато найдёт способ узнать, и если бы она сказала «Нет», я бы не смутился. Ну, всё, что ей нужно было бы — лишь сделать эту «синхронизацию», чтобы выяснить.
Но Нагато полностью разрушила мои надежды.
— Нет. В том состоянии, в котором я сейчас, я не могу синхронизироваться с собой в будущем или прошлом.

Прежде чем я успел возвразить, Нагато сказала:
— Есть запрещающая программа.
Я еще не понимал. Почему?
— Я пока что ограничена в действиях, так есть шанс того, что я опять свихнусь (как тогда, когда отказала в синхронизации, видимо). Это они так решили.
— Весь этот бред… это сделал твой босс?
—Они разрешили это.

Выражение лица Нагато немного изменилось.
— Но я сама наложила этот запрет, по своей воле, — сказала Нагато без эмоций. — Для того, чтобы снять запрет, нужен пароль, и его хранит кто-то другой. Одного моего желания недостаточно. И у меня нет причин снимать его.
То есть Нагато никак не может узнать будущее от самой себя. Она ничего не знает о том, что произойдёт, и, если быть точным, через восемь дней. Что же я должен делать?

— Всё в твоих руках.
Пара тёмных глаз (@учеников??? / опять ученики!) уставилась на меня.
— Я тоже буду стараться изо всех сил.
Моя челюсть упала на колени. Нагато только что показала своё сознание (@свою волю?).Чёрт, меня только что отчитала Нагато?
— Хотя я и не могу больше синхронизироваться, я получила свободу, о которой не могла и мечтать. Теперь я могу вести себя как хочу, несмотря на будущее.

Нагато точно поменялась. Когда она начала так много разговаривать?
— Я чуствую отвественность за своё будущее.
Нагато продолжала глядть на меня, говоря:
— И то же самое относится к тебе. Так как…
Она мягко договорила:
— Это твоё собственное будущее.

Я закрыл глаза и погрузился в сомнения.
К примеру, у меня есть возможность видеть будущее. Я бы знал, что случилось бы в дальнейшем. И, к примеру, что бы я не делал, я бы не мог изменить будущее, так что единственным выбором было бы лишь следовать этому пути. Итак, должен ли я плыть по этому потоку времени? Правильный ли это выбор? Что я узнаю, когда придёт время?

После нескольких минут раздумья я понял, что не могу предвидеть будущее и у меня нет выбора. Для начала, у меня даже не было такой силы. Это ничего не изменит. Или… или изменит?

Нагато, должно быть, очень тяжело, не только из-за объединения информационных чего-то там, но и из-за её желаний. Наверное, она знала, что опять свихнется, и пыталась не дать этому случиться. Может, она знала это с самого начала, но что бы она ни делала, ничто не изменило бы результат. Дело не в том, что кто-то виноват, и даже если кто-то виноват, я точно так же буду виновен. Я замечал небольшие изменения в Нагато ещё с лета, но я не особо задумывался об этом. Даже несмотря на то, что я хотел заставить Харухи почуствовать мою роль, я бы и врагу не пожелал пройти сквозь те мучения, через которые проходил я.

Всего месяц назад эта Нагато сказала себе из прошлого: «Потому что я не хочу».
Нагато знала, что её прошлое «я» сделает то, что должно сделать, ну или она верила в это.
Нет смысла рассуждать о вещах, которые ещё не произошли. Разве это не всё, что я делал сейчас?

Я слушал свой собственый голос из будущего, вернувшегося в прошлое, и сказал самому себе эти же самые слова. Я никогда не говорил, что будет после этого. Он сам всё решит.
Потому что я знал, что я найду путь.

И я придумал путь. Поэтому я сейчас стою тут.
«Это неважно.»
Голос Нагато разбудил меня. Эти беспристрастные тёмные глаза сияли ярче обычного. «Моя главная задача — защищать тебя и Судзумию Харухи.»

Надеюсь, ты будешь защищать ещё и Асахину-сан. И Коидзуми. Во время того проишествия в горах он тоже обещал тебе помочь.
Нагато кивнула и добавила: «Если враг начнёт действовать».
Можно привести пример? Какого рода враги?

«Макропространственные Квантовые Космические Существа — нечто совершенно другого рода, нежели Объединение Информационных Сущностей. Они уже пытались запереть нас в закрытой реальности.»
Значит, это они устроили тот инциндент.

«Они похожи, но другой сущности. Если сравнивать их с Объединением Информационных Сущностей, они существуют в другом…»
Нагато немного задумалась, как будто подбирая слово.

«…месте. Даже зная друг о друге, раньше никто не выходил на контакт, потому что они понимали, что миром такой контакт не закончится.»
«Тем не менее, они заметили.»
«Заметили что?»
«Сузумию Харухи.»
Как я должен описть это чувство ностальгии? Все заметили Харухи. Все хотят наблюдать за её действиями, будь это обычное кривляние или её эксцентричный характер. Кое-кто даже научился получать от этого удовольствие.
«Так это они устроили тот случай в горах.»
«Да. Именно они создали этот сценарий, в котором мне будет трудно скрыться, используя только свои силы.»
Что же делал твой босс? Обедал?
«Были проведены изменения, чтобы я не могла понять, что же точно пытается передать Объединение Информационных Сущностей.»

Но затем Нагато наклонила голову и сказала: «Но я знаю, что они пытались вызвать «переговоры».
Какие переговоры? Мы были полностью в темноте. Такой метод неприемлем в современном обществе.

«Это совершенно другая форма жизни. Мы не можем понять, как они думают, и не надо недооценивать того, что они не понимают нас.»
Есть какой-либо способ связаться с ними? Мне бы хотелось узнать, что они думают о Харухи.
«Сейчас нет стопроцентно действенного способа общения с ними.»

Как я и думал. Они ещё были добры тем, что использовали снежную бурю, а не летнюю жару, чтобы послать сообщение.
«Если это маленькое послание, тогда это возможно.»
Нагато покачала головой и сказала: «Как только они создадут интерфейс, такой же, как я сама, даже если они не смогут достигнуть абсолютной эффективности, они всё ещё получат большой процент, особенно если разговаривать (@про передачу информации эффективность (wtf?)).»

Тогда они уже могут быть созданы, не так ли?
«Могут.»
Даже не желая этого, я понимал, что я буду ещё более удивлён, если узнаю, что у них нету ни одного интерфейса. Интересно, что это за чувство?

— Э-э…
Такой звук могла издать только Асахина-сан.
— Возможно ли…

Асахина-сан выглядела, как будто она что-то поняла, и уставилась на Нагато, как будто то, что она поняла, было чем-то шокирующим. Нагато тоже уставилась на Асахину-сан. Их игра в гляделки выводила меня из себя.
— Что такое?
— Нет, ничего… правда.

Я был очень удивлен реакцией Асахины-сан, когда Нагато встала и сказала:
—Я пойду пока чаю заварю.
После этих слов она пошла к кухне, остановилась на полпути и добавила:
—А может, вы хотите…
Хотим что? Пока я ожидал её ответа, она сказала всего одно простое слово:
— Поужинать?

Сегодня на ужил было карри, специально приготовленное Нагато. Когда я увидел её огромную, на пятерых человек рисоварку, я понял, что Нагато готовила еще нормально. Если бы готовила Харухи, она бы точно добавила что-нибудь странное. Я даже не знаю, что бы я тут выбрал, вкус или счастье?

Причиной того, почему Асахина-сан сидела в середине комнаты и не двигалась, была Нагато, сказавшая ей сидеть посреди комнаты и не двигаться. Когда Асахина-сан захотела помочь, Нагато просто ответила «Ты мой гость», и пошла дальше готовить. Всё, что она сделала — это достала пять банок карри из шкафа и начала резать овощи.

Через некоторое время пустая прежде тарелка наполнилась рисом и карри. Даже такая простота вызывала радость. Это было главное блюдо. Второе, салат, также стояло на столе предо мной и Асахиной-сан. Сильно стеснявшаяся Асахина-сан очень низко поклонилась, прежде чем посмотрела на гору риса перед ней. Она задумалась над такой ситуацией, и, как больной язвой, который скрывает боль, пыталась улыбаться, хотя испарина уже начала появляться у неё на лице.

— Кушайте.
— Хорошо, приятного аппетита.

От запаха карри мой желудок начал урчать. Похоже, что он долго этого ждал. Хотя я был немного разочарован тем, что не всё было приготовлено самой Нагато, немного консервов никогда не помешает. Видя, как Нагато тихо сьедает гору на своей тарелке и Асахина-сан вежливо ест свою порцию, даже простой рис выглядел вкусным.
Несмотря на то, что мы все молчали, я шестым чувством осознавал, что это — идеальная атмосфера ужина у Нагато. Если бы Харухи наблюдала за этим, она бы потеряла дар речи.

В конце концов Асахина-сан, готовая упасть в обморок, высыпала половину оставшегося карри на тарелку Нагато. Только после того, как все поели, Нагато заварила чай.
— Спасибо за гостеприимство. Я сейчас ухожу.
Асахина-сан, тихо попивавшая чай, вдруг посмотрела на меня шокированым взглядом. Даже Нагато взглянула на меня, не относя кружку ото рта.

— Ну, это…
Желание сказать «Это не такая уж и плохая идея» пришло в голову , как спасательная шлюпка. Как вспышка, в моей голове пронеслись картинки с Асахиной-сан, одетой в ночнушку Нагато, вытирающей волосы полотенцем, равно как и Нагато, всё ещё с мокрыми волосами, тихо держащую кружку с молоком. По какой-то причине лицо Харухи появилось в моих мыслях, когда я подумал о двух спальных мешках в другой комнате. Это пробудило меня от фантазий, и я сказал:

— Ну, это не так уж плохо. Я приду сюда завтра после школы.
Затем я взглянул на хозяина квартиры.
— Всё же в порядке, Нагато?
Нагато тихо кивнула. Я подошёл к дрожащей Асахине-сан и поклонился.
— Пока я не вернусь, оставайся здесь и ничего не делай. Я придумаю что-нибудь.

Это не были слова утешения. Если бы что-то произошло, всё, что мне было бы нужно — это опять заморозить нас во времени. Я уверен, что неделя — это ничто. Ещё у меня было чуство, что тут есть что-то еще. Я в будущем не стал бы просто просить вернуться в прошлое без весомой причины. Письмо в моём шкафчике полностью подтверждало всё это.

Не так ли, старшая Асахина-сан? Ты же как-то связана со всем эти, не так ли?
Пока я шёл домой, всё, о чём я мог думать — это то, как Нагато хотела ограничить свою свободу, и её желание поговорить об этом. Хм-м, Коидзуми, ты… может быть, ты и прав.

Может быть, настанет день, когда Нагато Юки станет просто нормальной, тихой ученицей старшей школы, никак не связаной с Объединением Информационных Сущностей. Когда наступит этот день, даже если произойдёт что-то плохое, я не побегу к Нагато, чтобы попросить о помощи или добавить ей ещё одну головную боль. Она станет нашим другом, и все проблемы мы будем решать вместе.
Если придёт это время, нам не нужно будет надеяться на силы Нагато. Мы будем в ещё более странной ситуации, чем сейчас.

Ну и что?
Я не раз жалел о изменении мира, где Харухи и Коидзуми не были учениками моей школы и где Асахина-сан ничего обо мне не знала. Но я ещё очень скучал по этому миру. В день, когда Асакура убила меня в прошлом, когда я почти ушёл…

Нагато улыбнулась.
Я очень хотел увидеть это ещё раз.
Я очень надеялся, что увижу.

{Конец главы}

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License