Глава первая

Содержание :: Вторая глава


With a troubled sigh, I collapsed into my chair in the club room. Across from me, Koizumi did the same without the sigh. Koizumi looked frazzled, like a rag that had been used to mop up one spilled tea after another.
Тяжело взохнув, я рухнул на стул, который обычно занимал в комнате литературного клуба. Напротив меня Коизуми сделал то же самое, только без вздоха. Он выглядел измочаленным, словно тряпка, которой раз за разом вытирали пролитый чай.

There was no mystery about the cause of this phenomenon: winter was near, the winter of our third year and final year in North High, and the feared university entrance exams - on which a student's whole future life hinges - were approaching at speeds like a magnetically levitated train falling out of the sky.
Причина его ужасного состояния не являлась тайной: не за горами была зима нашего последнего, третьего года в Северной Старшей, и пугающие вступительные экзамены в университет — от которых зависит вся будущая жизнь ученика — приближались со скоростью падающего с неба поезда на магнитной подушке.

Of course Koizumi wasn't worried about passing his exams. Unlike myself, Koizumi excels at every area of intellectual endeavor - with the exception of board games, at which he loses to six-year-old children and intelligent cats.
Разумеется, Коизуми не беспокоился об экзаменах. В отличие от меня, ему легко давалась любая интеллектуальная деятельность — за исключением настольных игр, в которые он проигрывает шестилетним детям и разумным котам.

Still, it wouldn't take a great detective to understand the sequence of cause and effect. Koizumi was worn from lack of sleep. This in turn had eventuated from his being woken up in the middle of the night to deal with the Sealed Realities that had been forming. The Sealed Realities had been forming because the great leader of the S.O.S. Brigade, Suzumiya Haruhi, was under stress herself.
Тем не менее, не нужно было быть великим детективом, чтобы понять причинно-следственную цепочку. Коизуми был вымотан недостатком сна. Который, в свою очередь, являлся результатом того, что Коизуми подняли посреди ночи, чтобы разобраться с формировавшимися Закрытыми Пространствами. Последние появились потому, что великий лидер Команды СОС, Харухи Сузумия, нервничала.

Not that Haruhi would be afraid of the entrance exams either. She too excelled over me at academic arts, and someone with even a day's knowledge of Haruhi would realize that she was far too confident to be afraid of a test. If Haruhi were confronted with the final exam to be a space astronaut, she would charge in ahead like the Light Brigade.
Но Харухи тоже не стала бы бояться вступительных экзаменов. Она также превосходила меня в учёбе, и любой, знающий её хотя бы один день, понимал, что она была слишком самоуверенна, чтобы бояться теста. Если бы ей предстояло проходить финальный экзамен на астронавта, она бы атаковала его подобно бригаде лёгкой кавалерии.

It followed with the inexorability of mathematical proof that Haruhi was worried about something else, and it was not difficult for me to understand what.
Подобно математической выкладке, из этого неумолимо следовало, что Харухи волновалась о чём-то другом, и мне было не сложно понять, о чём именно.

Endings. Beginnings. In a word, changes. These are the sources of fear.
Концы. Начала. Одним словом, изменения. Они являются источниками страха.

All of us in the S.O.S. Brigade would have to select which entrance exams to take, which meant selecting our universities, which meant choosing our futures.
Все мы в Команде СОС должны будем выбрать, какие вступительные экзамены сдавать, а это означало выбор университета, а значит, и выбор нашего будущего.

And Haruhi, who wouldn't show regret or hesitation in steering her own life, would still be worried about whether the others of the S.O.S. Brigade… no, I have come to acknowledge it. I am past the point where Koizumi has to patiently explain it to me yet again. I will say it clearly: Haruhi is concerned about myself. She does not want to be separated from me.
И Харухи, распоряжающаяся своей жизнью решительно и без сомнений, всё же беспокоилась за остальных членов команды СОС… Нет, я уже признал это. Я уже оставил позади те времена, когда Коизуми должен был терпеливо объяснять мне это раз за разом. Я скажу прямо: Харухи обеспокоена мной. Она не хочет расставаться со мной.

If the world kept on turning at its normal pace, with 24 hours in every day, the chance for me to be accepted by the same university as Haruhi would take a quantum miracle like electron tunnelling. Of course such rules don't apply to a poor soul like me who has been ripped from the flow of ordinary time. Itsuki Koizumi's Organization could certainly arrange for a university to take me, though I'd rather not know how. The Data Integration Thought Entity that stands behind Nagato Yuki could rearrange the data of the exam results. As for Asahina Mikiru, I don't know what a time-traveling girl could do about university entrances. But Asahina-san, who was formerly a year ahead of us, last year became sick on test day and failed that year's entrance exams and became a ronin. Just so that she could keep coming to this clubhouse after school. It never pays to underestimate the power of a cute maiden.
Пока мир всё ещё поворачивается с обычной для него скоростью, с двадцатью четырьмя часами в сутках, шанс мне поступить в тот же университет, что и Харухи, потребует квантового чуда наподобие туннельного эффекта. Конечно же, подобные правила неприменимы к несчастным душам вроде меня, которые были вырваны из течения обыкновенного времени. Корпорация Ицки Коизуми точно могла бы устроить так, чтобы университет меня принял, хотя я предпочту не знать, как именно. Интегральная Мыслесущность, стоящая за Юки Нагато, могла бы заменить данные о результатах экзаменов. Что касается Микуру Асахины, я не знаю, что девочка-путешественница во времени могла бы сделать по поводу поступления в университет. Но Асахина-сан, ранее бывшая на один год впереди нас, в прошлом году заболела в день экзамена и провалила вступительные испытания, оставшись на второй год. Лишь ради возможности продолжать приходить в клубную комнату после занятий. Никогда не стоит недооценивать милых девушек.

And if Haruhi truly desired me to be in the same university as her, there can be no possible doubt that it would happen. Even if she had to recreate the whole universe.
И, если Харухи действительно пожелает, чтобы я был в одном с ней университете, можно не сомневаться, что так и произойдёт. Даже если ей придётся создать всю вселенную заново.

The problem being that Haruhi doesn't know about any of this.
Проблема заключается в том, что Харухи не знает обо всём этом.

So there was a troubled look in Haruhi's eyes, even as she kept up her usual harassment of the rest of us. Today Haruhi had chosen to make the innocent Asahina-san a participant in her own execution - that is, Haruhi had been browsing online to find new costumes for the poor girl, and she had been forcing Asahina-san to watch and "give her opinions", which consisted mostly of small, cute screams. I wished for Haruhi's sake that she were consciously sadistic rather than just oblivious; it seemed a shame for Asahina-san to be tormented so beautifully without Haruhi even enjoying it properly. Two years ago, I would have watched the whole scene without my eyes leaving for an instant, claiming to myself that what I felt inside was pity. But even the charms of Asahina-san's suffering had become somewhat routine after two years, and it was Haruhi's face that I found myself glancing at instead, when I looked up from the Go board on which I was crushing Koizumi.
И вот, во взгляде Харухи появилось беспокойство, хотя она и издевалась над нами, как обычно. Сегодня Харухи решила сделать невинную Асахину-сан участницей её собственной казни — а именно, Харухи искала в Интернете новые костюмы для несчастной девушки и заставляла её смотреть и "высказывать свои мнения", которые состояли по большей части из коротких, милых вскриков. Я надеялся, ради самой Харухи, что она была такой жестокой осознанно, а не просто из-за неведения; было бы жаль, если бы Харухи столь красиво мучила Асахину-сан, не наслаждаясь этим как следует. Два года назад я бы наблюдал за всем этим, не отводя глаз ни на секунду и убеждая себя, что чувствую только жалость. Но даже очарование страданий Асахины-сан за два года стало несколько обыденным, и вместо этого я обнаружил, что бросаю взгляды на лицо Харухи, когда отвлекаюсь от доски для игры в го, на которой я крушил Коизуми.

Finally the costume-shopping expedition ended with a satisfied click from Haruhi and a wail of absolute despair from Asahina-san. I would look forward to seeing that one. Haruhi stood up from the computer and plopped herself down at the table, next to Koizumi and myself, a meter distant from where Nagato was reading yet another book.
Наконец, вылазка за костюмами завершилась довольным щелчком мышью Харухи и полным отчаяния воплем Асахины-сан. Мне уже не терпелось увидеть результат. Харухи встала из-за компьютера и уселась за стол рядом со мной и Коизуми, в метре от читающей очередную книгу Нагато.

Haruhi tapped the table impatiently, giving Asahina-san a stern glance. "Tea," Haruhi said abruptly, and Asahina-san scurried off in her Haruhi-mandated maid costume to obey, still sniffling.
Харухи нетерпеливо затарабанила пальцами по столу и строго посмотрела на Асахину-сан.
— Чай, — резко сказала она, и Асахина-сан стремглав побежала выполнять приказ, всё ещё всхлипывая.

I don't understand how Haruhi executes this sort of behavior without creating an atmosphere of sexual dominance.
Я не понимаю, как Харухи удаётся так себя вести, не создавая атмосферу сексуального доминирования.

Then Haruhi turned her fearsome gaze on Koizumi and myself.
После этого Харухи обратила свой грозный взгляд на нас с Коизуми.

If there's one universal law that holds even in a world containing Haruhi, it's that, no matter how bad a situation looks at the time, you can't guess in advance how Haruhi will make it worse.
Если и есть какой-то универсальный закон, выполняющийся даже в содержащем Харухи мире, так это то, что, как бы плохо ситуация не выглядела в данный момент, нельзя предсказать, как Харухи сделает её ещё хуже.

Haruhi's eyes moved to me directly.
Глаза Харухи остановились на мне.

She gave me a searching look.
Она испытующе посмотрела на меня.

Then she turned away and looked out the window, staying silent.
Потом отвернулась и стала молча смотреть в окно.

I went back to playing Go with Koizumi.
Я вернулся к игре.

It wasn't until minutes later, after sipping some of the tea poured by the obedient Asahina-san, that Haruhi turned back to Koizumi and I. She set down her teacup on the table and asked:
Лишь спустя несколько минут, отпив немного налитого ей послушной Асахиной-сан чая, Харухи вновь повернулась ко мне и Коизуми. Она поставила чашку на стол и спросила:

"Do you believe in God?"
— Вы верите в Бога?

What the hell kind of question is that for God to ask you?
И это, черт побери, спрашивает Бог?

If I had been drinking tea myself I would have spit it all over the Go board. At this point in my disastrous high school education, I didn't need anyone to explain the terrifying possibilities if Haruhi got religion.
Если бы я пил чай, я бы залил им всю доску с го. К этому моменту в моём катастрофическом школьном образовании мне уже не нужно было объяснять ужасающие возможные последствия, если бы Харухи ударилась в религию.

Haruhi created the S.O.S. Brigade out of her desperate boredom with the tedium of a lawful universe and press-ganged us to search for espers, aliens, and time-travellers. We're pretty sure that she was the one who created the espers, aliens, and time-travellers as well. While making a ridiculously low-quality movie, Haruhi became so involved in her imagination that Asahina-san developed dangerous laser vision, trees bloomed out of season and a cat started talking. For two years we've run ourselves ragged trying to hide Haruhi's powers from Haruhi, so that she goes on trusting her invincible common sense. Our school life is unstable enough because of Haruhi's wistful desires. If Haruhi began to believe that impossible things are possible, the laws might change all over the universe.
Харухи создала Команду СОС из-за отчаянной скуки и утомительности упорядоченной вселенной и заставила нас искать экстрасенсов, пришельцев и путешественников во времени. Мы вполне уверены, что, кроме того, именно она создала экстрасенсов, пришельцев и путешественников во времени. В процессе создания смехотворно плохого фильма Харухи настолько погрузилась в собственное воображение, что у Асахины-сан развился опасный лазерный взгляд, вне сезона расцвели деревья и заговорил кот. За два года мы забегались, пряча от Харухи её силы, чтобы она продолжала доверять своему непобедимому здравому смыслу. Наша школьная жизнь достаточно нестабильна из-за её смутных желаний. Если Харухи начнёт верить, что невозможные вещи возможны, законы природы могут измениться во всём мире.

But if there's one terrifying factor that could destroy Haruhi's common sense even with all the evidence carefully hidden away from her, that factor would have to be religion. When you put it that way, it's such an awful threat that… that it's surprising we never had to deal with it before now.
Но если есть какой-то ужасающий фактор, способный уничтожить здравый смысл Харухи даже при том, что все свидетельства аккуратно спрятаны от неё, то это должна быть религия. Если подумать, это настолько ужасная угроза, что… что удивительно, что мы до сих пор с этим не столкнулись.

I couldn't even speak, I was so horrified by the thought of what might happen if God became a devout believer in Scientology.
Я не мог вымолвить ни слова, настолько я был шокирован мыслью о том, что может случиться, если Бог станет ярым последователем Саентологии.

Thankfully, even in his sleep-deprived state, Koizumi grabbed up the thread of the conversation and the burden of saving the universe.
К счастью, даже в его не выспавшемся состоянии, Коизуми ухватил нить беседы и бремя спасения мира.

"Which God?" asked Koizumi. "There are infinitely many possibilities, whether Brahma, Jehovah, or even the Flying Spaghetti Monster. Or I should say, what do you mean by God?"
— В которого Бога? — спросил Коизуми. — Есть бесконечно много возможностей, будь то Брахма, Иегова или даже Летающий Макаронный Монстр. Или, лучше сказать, что ты подразумеваешь под Богом?

Haruhi made an annoyed gesture. "You know what the word God means!"
Харухи раздражённо дёрнулась.
— Ты знаешь, что значит слово Бог!

Sadly, we do.
К сожалению, мы знаем.

"How can I know what you would consider to be God?" countered Koizumi. "If a force is present throughout the world of nature, from a falling leaf to a doe giving birth, and yet has no body itself, and if that force is the creator of human beings but not created itself, is that God?"
— Как я могу знать, что ты считаешь Богом? — парировал Коизуми. — Если некая сила присутствует во всей природе, начиная с падающего листа и заканчивая рожающей оленихой, и при этом сама не имеет тела, и если эта сила есть создатель людей, но сама не была создана, является ли она Богом?

Haruhi furrowed her eyebrows briefly, and gave a puzzled nod.
Харухи нахмурилась и недоуменно кивнула.

"Because," Koizumi continued, "that is just a way of describing what conventional science says about natural selection. And yet someone who hears about evolution doesn't look at the result and say that science has discovered God. So people do have something specific in mind when they talk about God, a requirement that excludes many possibilities. But then most of the possibilities would be outside their expectations."
— Потому что, — продолжил Коизуми, — это всего лишь способ описать то, что традиционная наука говорит о естественном отборе. И, в то же время, услышавший об эволюции человек не говорит, посмотрев на результат, что наука открыла Бога. Значит, люди имеют в виду что-то специфичное, когда говорят о Боге, какое-то требование, исключающее многие возможности. Хотя, опять же, большая часть возможностей находятся за гранью их ожиданий.

Haruhi looked dissatisfied at this, as though suspicious that Koizumi was trying to give her the runaround, which he was. "But what do you believe?"
Харухи выглядела недовольной, как будто подозревала, что Коизуми пытался навешать ей лапши на уши, что было правдой.
— Но во что веришь ты?

A slight smile appeared on Koizumi's lips. "I believe that the reality is probably strange enough that no one would ever hit on the truth just by trying to imagine one thing after another."
Лёгкая улыбка появилась на губах Коизуми.
— Я верю, что реальность наверняка достаточно странная, чтобы никто никогда не догадался до правды, просто перебирая возможности одну за другой.

Koizumi, you are an amazing person. No one could deny that your reply was truthful. If you asked a person on the street to enumerate all the possibilities, they would die of old age before they got to "God is Suzumiya Haruhi, a third-year student at North High."
Коизуми, ты замечательный человек. Никто не может отрицать того, что твой ответ был правдивым. Если попросить первого попавшегося человека с улицы перечислить все возможные варианты, он умрёт от старости прежде, чем доберется до "Бог — Харухи Сузумия, ученица третьего курса в Северной Старшей".

"That's a boring answer," pronounced God in her usual tones of discontent. I have never understood why God would create a universe that annoyed her so much, though it's the one aspect of theology that conventional religions guess correctly.
— Это скучный ответ, — провозгласил Бог своим обычным недовольным тоном. Никогда не понимал, почему Бог создала вселенную, которая её так донимает, хотя это один из аспектов теологии, которые традиционные религии угадали верно.

The gaze of the yellow-ribboned deity turned to rest upon my own quivering soul. "What about you, Kyon?"
Взор божества о жёлтых ленточках обратился на мою дрожащую душу.
— А ты, Кён?

If I had been at all intelligent, I would have answered "I agree with Koizumi". Instead, I foolishly picked that time to try to show off my cleverness.
Если бы у меня была хоть крупица интеллекта, я бы ответил: "Я согласен с Коизуми". Вместо этого, я сглупил и решил похвастаться своей образованностью.

"For myself," I said, "I would have to ask about the riddle of Epicurus -"
— Я бы, — начал я, — обратился к загадке Эпикура —

"It's not Epicurus's riddle," Koizumi interrupted.
— Это не загадка Эпикура, — перебил Коизуми.

And he shot me the most alarmed look he could manage with Haruhi watching.
И послал мне наиболее встревоженный взгляд, который смог, учитывая присутствие Харухи.

I was confused.
Я был озадачен.

Koizumi continued. "Epicurus lived before the invention of monotheism, so he wouldn't have thought to say anything about God. It must be a misattribution."
Коизуми продолжил:
— Эпикур жил до изобретения монотеизма, следовательно, он не мог и подумать о том, чтобы высказываться о Боге. Это, должно быть, ошибка атрибуции.

"But what's the riddle?" Haruhi asked.
— Но в чём заключается загадка? — спросила Харухи.

Koizumi made a careless gesture. "Oh, just something along the lines of, why does God allow evil? Of course there are many possible answers to that."
Коизуми пренебрежительно взмахнул рукой.
— А, что-то в духе, почему Бог позволяет зло? Разумеется, существует множество возможных ответов.

"I was asking Kyon, though," Haruhi said. She gave Koizumi a hard look, then turned to me.
— Вообще-то, я спрашивала Кёна, — сказала Харухи. Она одарила Коизуми тяжёлым взглядом, а затем вновь повернулась ко мне.

Koizumi nudged my ankle under the table.
Коизуми пнул меня под столом.

"Ah," I said through my bewilderment, "that was pretty much it, really. Just that -"
— А, — проговорил я в замешательстве, — это, в принципе, всё. Просто —

Well, come to think, I couldn't honestly say that for this reason I didn't believe in God. It would have been my answer a few years ago, but it didn't work anymore.
Ну, если подумать, я бы не сказал, что именно поэтому я не верю в Бога. Это был бы мой ответ несколько лет назад, но теперь он уже не работает.

At this point my thoughts collided in on themselves like a hundred-car pileup on the highway, and I couldn't think of a single word to say next.
В этот момент мои мысли столкнулись друг с другом подобно сотне машин в автокатастрофе на магистрали, и я не мог придумать ни слова, чтобы продолжить свою мысль.

The uncomfortable pause stretched.
Неловкая пауза растянулась.

"- well, I don't believe in any stories told by conventional religions," I finally finished, striving to make my voice sound ordinary. "Anything which needs that many excuses is probably a lie."
— Ну, я не верю ни в одной из традиционных религий, — наконец закончил я, пытаясь заставить голос звучать как обычно. — Всё, чему необходимо столько оправданий, наверняка ложь.

Koizumi seemed satisfied with this, or at least he didn't kick me again.
Коизуми выглядел довольным этим, или, как минимум, он больше не пинал меня.

"Mm." Haruhi mulled this over. She gave a careless look over in Asahina-san's direction. "What about you, Mikuru-chan?"
— Мм. — Харухи обдумала всё это. Небрежно она взглянула в сторону Асахины-сан: — А ты что скажешь, Микуру-тян?

"Eh," Asahina-san stuttered, a cute look of sudden panic crossing her face, "I, I would just go with what Koizumi-kun said."
— Э, — пробормотала Асахина-сан, и на её лице миловидно отобразилась внезапная паника. — Я, я согласна с Коизуми-куном.

Bah. Showing off her superior intelligence like that.
М-да. Хвастается своим более высоким интеллектом.

Nagato Yuki seemed as always to be entirely absorbed in her book, and Haruhi didn't even bother asking. With a few more remarks, Haruhi left the room to go home for the day, freeing the rest of us.
Юки Нагато, как и всегда, выглядела полностью поглощённой своей книгой, и Харухи даже не потрудилась спрашивать. Высказав ещё несколько замечаний, Харухи отправилась домой, освобождая всех нас.

My own thoughts were still scattered. I looked at Koizumi. What was that about?
Мои мысли всё ещё были в смятении. Я посмотрел на Коизуми. Что это было?

The tired esper seemed to slump further in his chair. "The Riddle of Epicurus is an argument for disbelief in God, not just agnosticism."
Усталый экстрасенс сполз ещё ниже на своём стуле.
— Загадка Эпикура — это аргумент за неверие в Бога, а не просто агностицизм.

So? It could be disastrous if Haruhi converted to any religion. Shouldn't we be trying to make her more skeptical?
И что? Если Харухи обратится в какую-либо религию, это будет катастрофа. Разве мы не должны пытаться сделать её более скептической?

Koizumi shook his head. "That is just going from one danger to another. Suppose Suzumiya-san became a fanatic atheist and went about denouncing the foolishness of the concept of God. What would happen given that she disbelieved in herself?"
Коизуми покачал головой.
— Это будет всего лишь переходом от одной крайности к другой. Предположим, что Сузумия-сан стала фанатической атеисткой и принялась ниспровергать глупость понятия Бога. Что произойдёт, учитывая, что она не будет верить в саму себя?

My thoughts collided with themselves further, like a car wreck spreading into a nearby train system. I got up from my chair and went to stand by the window, staring out at the blue sky and the few buildings that could be seen from here. What would happen?
Мои мысли пришли в ещё большее замешательство, подобно автокатастрофе, распространившейся на близлежащую железную дорогу. Я поднялся со стула и подошёл к окну, глядя на синее небо и немногие здания, которые были видны отсюда. Что произойдёт?

Koizumi shrugged wearily. "I don't know either, but I think we should be aiming to create a state of suspended judgment. We can't afford for her to believe any falsehoods, or the truth either."
Коизуми устало пожал плечами.
— Я тоже не знаю, но мне кажется, что мы должны стремиться создать состояние отложенного финального решения. Мы не можем позволить ей верить в любую ложь, но и в правду тоже.

I nodded, not trusting my voice.
Я кивнул, не доверяя голосу.

"But that girl certainly has changed," said Asahina-san in her soft tones, as she put away Haruhi's teacup. "Two years ago, she wouldn't have thought to ask our opinions, only told us what they should be."
— Как же она все-таки изменилась, — мягко произнесла Асахина-сан, убирая чашку Харухи. — Два года назад она бы и не подумала о том, чтобы узнать наше мнение, только сказала бы нам, каким оно должно быть.

I made my excuses then and left. I had something to think about.
На этом я попрощался и покинул комнату. Мне надо было кое о чём подумать.

It was the next day at lunchtime when I saw Haruhi taking out that book to read. In that low-class school cafeteria where there are too few chairs, Haruhi and myself had somehow managed to grab a matched pair. I was behind on studying and planned to read through lunch, and so Haruhi took a book out of her own backpack.
Я увидел эту книгу в руках у Харухи на следующий день за обедом. В низкоклассном школьном кафетерии, в котором было так мало стульев, каким-то образом мы с Харухи умудрились занять соседние места. Я отставал по учёбе и планировал читать весь обед, и Харухи тоже вытащила книгу из своего рюкзака.

I glanced at the cover, interested in what Haruhi might be reading these days.
Я взглянул на обложку, заинтересовавшись тем, что читала Харухи.

It was The God Delusion by Richard Dawkins.
Это была "Бог как иллюзия" Ричарда Докинза.

I choked and coughed on my sandwich as if I had been eating a giant bug. I couldn't even imagine how ironic it would be if an atheist professor persuaded God that she didn't exist and caused her to blink out of reality followed by our whole universe, but I knew that it wasn't what I had in mind for today's lunch.
Я закашлялся и подавился бутербродом, словно это был гигантский жук. Я даже представить себе не мог, насколько это будет иронично, если профессор-атеист убедит Бога в том, что её не существует, и заставит её исчезнуть из реальности во мгновение ока, а вслед за ней — и всю вселенную, но я знал, что не так представлял себе сегодняшний обед.

It was at this point - I found myself explaining to Koizumi and Nagato and Asahina-san a few hours later, after Haruhi had left for the day - it was at this point that I had panicked.
Именно в тот момент — как я объяснил Коизуми, Нагато и Асахине-сан спустя несколько часов, после того, как Харухи ушла домой — именно в тот момент я запаниковал.

"Tomorrow," echoed Koizumi. "You asked her to meet you there tomorrow morning?"
— Завтра, — повторил за мной Коизуми. — Ты попросил её встретиться с тобой завтра утром?

"Tomorrow is Saturday," I pointed out.
— Завтра суббота, — отметил я.

They just stared at me. Even Nagato stared at me.
Они просто смотрели на меня. Даже Нагато смотрела.

Sweat was forming on my forehead. "In any case, can you do it?"
Капли пота начали проступать у меня на лбу.
— В любом случае, вы можете это провернуть?

Koizumi looked a little worried. "You don't seem to understand how conspiracies work. You can't just order anyone to do anything. You have to find a pressure point. If the pressure you can apply is weak, you have to do other things to create excuses. Even if I can find out who can allow you and Suzumiya-san into a sealed-off area, how can I get them to do it? A monetary bribe would create great suspicion, if there's no clear reason why you would consider it worth the money. It may be that we're lucky and that the owner of the building is a member of the Organization, but things usually aren't that convenient."
Коизуми выглядел слегка обеспокоенным.
— Мне кажется, ты не понимаешь, как работают заговоры. Нельзя просто приказать кому-то что-то сделать. Нужно найти точку давления. Если давление будет слабым, придётся делать другие вещи, чтобы создавать предлоги. Даже если я узнаю, кто может пустить вас с Сузумией-сан в закрытую зону, как я заставлю их сделать это? Денежная взятка создаст огромное подозрение, если не будет очевидной причины того, почему ты считаешь это стоящим денег. Возможно, нам повезло и владелец здания — член Корпорации, но всё обычно не настолько удобно.

"With respect to explaining the purpose of the bribe," I said, "you could simply tell them that I wanted to take her there on a date."
— Что касается объяснения цели взятки, — сказал я, — ты мог бы просто сказать им что я хотел отвести её туда на свидание.

Asahina-san laughed softly.
Асахина-сан тихо засмеялась.

Nagato had gone over to the computer and begun typing. With everyone present already knowing her nature, her fingers moved so fast that the sound of her typing was like thunder. After a ridiculously short time as always, Nagato looked up and said, "I believe I comprehend the building's security systems."
Нагато отошла к компьютеру и начала печатать. Поскольку все присутствующие уже знали о её природе, пальцы её двигались так быстро, что звук клавиш был похож на грохот грома. Спустя смехотворное, как обычно, количество времени Нагато подняла голову и сказала:
— Полагаю, я понимаю систему охраны здания.

That wasn't the ideal solution I was hoping for, but with luck it would work. Thank you, Nagato.
Это было не идеальное решение, на которое я надеялся, но, если повезёт, оно должно сработать. Спасибо, Нагато.

"However," Nagato added after a moment, "I do not understand why this undertaking is necessary."
— Однако, — добавила Нагато спустя секунду, — я не понимаю, почему это предприятие необходимо.

How could I explain my extraordinary request? "That girl is the one who said, 'love is a mental illness'. This rules out certain strategies. I can't take her to a fancy restaurant because she has no interest in something as ordinary as that." She would stab me with the butter knife, to put it frankly. "I also estimate that Haruhi would not react well to flowery professions that another girl might consider 'romantic' -" Again, the butter knife came to mind. "- but she still desires romance in her heart. Thus the place itself has to speak for me." I waved my hands helplessly. "But it can't be an ordinary romantic place, because that girl would never even go there. So I thought I should take her somewhere strange - though not too strange -" I shut my mouth, aware that I was babbling out too many excuses.
Как я мог объяснить свою необычайную просьбу?
— Она утверждает, что "любовь — это ментальная болезнь". Это исключает определённые стратегии. Я не могу отвести её в дорогой ресторан, потому что ей не интересно что-то настолько обыкновенное. — Она пырнёт меня ножом для масла, если честно. — Я также предполагаю, что Харухи плохо отреагирует на признания с цветами, которые другая девушка посчитала бы "романтичными". — Опять же, в голову приходят мысли о ножах. — Но, тем не менее, сердцем она жаждет романтики. Следовательно, само место должно говорить за меня. — Я беспомощно взмахнул руками. — Но это не может быть обыкновенное романтичное место, она в такое даже не сунется. Поэтому я подумал, что стоит отвести её в какое-нибудь необычное место — ну, не совсем необычное… — Я замолчал, сообразив, что привожу слишком много оправданий.

"I believe Nagato is asking," said Koizumi, "why it is necessary for you to confess to Suzumiya-san at all. This seems like a serious overreaction to the matter of distracting Suzumiya-san from a book. Shouldn't we keep this card in reserve for a more critical occasion?"
— Я полагаю, Нагато спрашивает, — сказал Коизуми, — почему тебе вообще необходимо признаваться Сузумии-сан. Мне это кажется слишком острой реакцией на необходимость отвлечь Сузумию-сан от книги. Не стоит ли нам приберечь эту карту в резерве для более критичной ситуации?

Asahina-san gave a small, wistful smile. "Sometimes I remember that you really are a male, Koizumi-kun. This is a matter of the heart - no matter how unbelievable that seems with those two -"
Асахина-сан задумчиво улыбнулась.
— Иногда я вспоминаю, что ты на самом деле мужчина, Коизуми-кун. Это дела сердечные — неважно, насколько невероятно это кажется с этими двумя —

Sometimes I wonder if Asahina-san resents losing me to Haruhi.
Иногда я спрашиваю себя, не ревнует ли Асахина-сан меня к Харухи.

"- and when it's time, it's time."
— … Но, если время настало, оно действительно настало.

I cleared my throat. "Besides, the real problem at hand, the cause of all these Sealed Realities, is that Haruhi is uncertain about our future. I can't just say to her 'Tell me your choices for university so that I can apply there as well.' That itself is tantamount to a confession. Therefore I do feel that this may be the correct time. It must happen eventually, at any rate, and putting it off is also a risk."
Я откашлялся.
— Кроме того, настоящая проблема, источник всех этих Закрытых Пространств, в том, что Харухи не уверена в нашем будущем. Я не могу просто сказать ей: "Скажи мне, какие ты выбрала университеты, чтобы я тоже туда пошёл". Это само по себе равносильно признанию. Таким образом, я действительно считаю, что время настало. В любом случае, это должно произойти, рано или поздно, и тянуть кота за хвост тоже опасно.

Asahina-san shook her head in amazement. "It seems that Kyon-kun is also quite male. But considering the female of the pair, I think that in the end those two are well-fitted to one another."
Асахина-сан изумлённо покачала головой.
— Кажется, Кён-кун и сам весьма мужчина. Но, учитывая женщину в их паре, я думаю, что в конце концов эти двое подходят друг другу.

I walked over to the club window and stared out. I think that in the end those two are well-fitted to one another… The terrible weight of what I planned to accomplish tomorrow was beginning to sink into me.
Я подошёл к окну и посмотрел наружу. "Думаю, в конце концов эти двое подходят друг другу"… Ужасающий груз того, что я планировал совершить завтра, начинал давить на меня.

"Is Kyon-kun nervous?" Asahina-san said softly.
— Кён нервничает? — мягко спросила Асахина-сан.

Of course I'm nervous! Gah!
Разумеется, я нервничаю! Бвах!

"Kyon-kun, I… I wish there were magic words I could say to reassure you, but in the end nervousness is only natural for a boy confessing to a girl." She smiled a sudden, bright smile, every bit as cute as the day I first saw her two years ago. "It's happened many other times over the course of history."
— Кён-кун, я… Я бы хотела, чтобы были какие-то магические слова, которые я могла бы сказать, чтобы придать тебе уверенности, но на самом деле нервозность естественна для парня, признающегося в любви девушке. — Она вдруг улыбнулась, ярко и столь же мило, как и два года назад, когда я впервые увидел её. — За всю историю это происходило множество раз.

I swallowed an agonized laugh that was trying to claw its way up my throat. Of course. I'm sure many other high school boys have been in this situation.
Я проглотил мучительную усмешку, продиравшуюся наверх по моему горлу. Разумеется. Я уверен, многие ученики старшей школы побывали в этой ситуации.

"Koizumi," I said abruptly. My voice was jerky as I spoke. "If a Sealed Reality forms while I am speaking to Haruhi, send text messages to my cellphone. I don't think that interrupting the conversation will be a good idea, so I will set it to vibrate. One vibration for a small Sealed Reality, two for a large one, three for one that is extremely huge, and four vibrations if it seems that Haruhi is about to erase this world. I will do my best to recover the situation."
— Коизуми, — резко сказал я дёргающимся голосом. — Если, пока я говорю с Харухи, сформируется Закрытое Пространство, шли мне на мобильный текстовые сообщения. Не думаю, что прерывать разговор будет хорошей идеей, так что я включу виброзвонок. Одна вибрация для маленького Пространства, две для большого, три для очень большого, и четрые звонка, если Харухи вознамерится стереть этот мир. Я сделаю всё, что в моих силах, для спасения ситуации.

There was black silence in the club room.
В клубной комнате воцарилась чёрная тишина.

I stared out the window at the sky and ground and the buildings full of people.
Я глядел из окна на небо, землю, полные людей здания.

Two years ago.
Два года назад.

That was the last time Haruhi got fed up with this reality.
Тогда был последний раз, когда Харухи надоела эта реальность.

I woke up one night, dressed in my uniform, finding myself inside this very school, in a grey world without stars or clouds. A Sealed Reality, huger than anything seen before. And the terrible blue giants, the Avatars, destroying the buildings. Ordinarily I wouldn't see a Sealed Reality; that was the job of Koizumi, and his fellow espers, to fight the Avatars. But that one time two years ago, they were locked out. In that whole world there was only myself and Haruhi. And soon that world would replace the formerly 'real' one.
Однажды ночью я проснулся, одетый в школьную форму, и обнаружил себя в этой самой школе, в сером мире без звёзд и облаков. Закрытое Пространство, самое большое из виденных до тех пор. И ужасные синие гиганты, Аватары, разрушающие дома. Обычно я не увидел бы Закрытое Пространство; борьба с Аватарами была работой Коизуми и его коллег-экстрасенсов. Но в тот раз, два года назад, они были заперты снаружи. Во всём том мире были лишь я и Харухи. И вскоре тот мир должен был заменить "настоящий".

I tried to persuade Haruhi that going back to the ordinary world was desirable, but she was finally seeing something interesting happen. She had a good feeling about the new world, she said. I even told her that in the 'ordinary' world she was a special person, that the world revolved around her. And she only looked back out at the blue giants destroying everything, with a strange happy look in her eyes.
Я пытался убедить Харухи, что желательно было вернуться в нормальный мир, но она наконец видела, как происходит что-то интересное. Она сказала, у неё было хорошее предчувствие о новом мире. Я даже сказал ей, что в "обыкновенном" мире она была необыкновенным человеком, что весь мир вращался вокруг неё. А она лишь с необыкновенно счастливым выражением лица посмотрела на разрушающих всё синих гигантов.

Snow White, the future Asahina had told me. The one hint she was allowed to give.
"Белоснежка", сказала мне Асахина из будущего. Единственная подсказка, которую ей разрешили мне дать.

So at the end, I told Haruhi that I had really liked seeing her in a ponytail, and closed my eyes, and kissed her… and then I woke up on the floor of my bedroom. The next day in school, Haruhi said that she'd had a nightmare last night, and she was wearing a ponytail.
И, в конце концов, я сказал Харухи, что мне очень нравилось, когда она собирала волосы в хвост, закрыл глаза и поцеловал её… и проснулся на полу собственной спальни. На следующий день в школе Харухи сказала, что ей приснился кошмар, и её волосы были завязаны в хвост.

Two years ago. That was the night I wouldn't forget if I outlived the universe, the night of my first kiss.
Два года назад. Это была ночь, которую я не забыл бы, даже пережив вселенную; ночь моего первого поцелуя.

Sometimes, even my sense of normality shatters, and I start to think about things that you shouldn't think about. It doesn't help, but sometimes you think about these things anyway.
Иногда даже мой здравый смысл разрушается, и я начинаю думать о вещах, о которых лучше не думать. Это не помогает, но иногда об этом всё равно думается.

I stared out the window at the fragile sky and delicate ground and flimsy buildings full of irreplaceable people, and in my imagination, there was a grey curtain sweeping across the world. People saw it coming, and screamed; mothers clutched their children and children clutched at their mothers; and then the grey washed across them and they just weren't there any more. The grey curtain swept over my house, my mother and my father and my little sister -
Я смотрел в окно на хрупкое небо, ломкую землю и шаткие здания, полные незаменимых людей, и в моём воображении серая занавесь окутывала весь мир. Люди видели, как она приближалась, и кричали; матери хватали своих детей, и дети держались за матерей; а потом серость настигала, и их просто больше не было. Серая занавесь пронеслась через мой дом, мою маму и папу и сестрёнку —

Koizumi's hand rested on my shoulder and I jerked. Sweat had soaked the back of my shirt.
Рука Коизуми опустилась мне на плечо, и я дёрнулся. Выступивший на спине пот пропитал мою рубашку.

"Kyon," he said firmly. "Trying to visualize the full reality of the situation is not a good technique when dealing with Suzumiya-san."
— Кён, — жёстко произнёс Коизуми. — Пытаться представить всю ситуацию — не лучшая стратегия для работы с Сузумией-сан.

How do you handle it, Koizumi!
Как ты с этим справляешься, Коизуми!

"I'm not sure I can put it in words," said Koizumi. "From the first day I understood my situation, I instinctively knew that to think 'I am responsible for the whole world' is only self-indulgence even if it's true. Trying to self-consciously maintain an air of abnormality will only reduce my mind's ability to cope."
— Не уверен, что смогу выразить это словами, — сказал Коизуми. — С самого первого дня я понимал своё положение, инстинктивно знал, что думать: "Я ответственен за весь мир" — лишь потакание самому себе, даже если это правда. Попытка осознанно поддерживать атмосферу ненормальности лишь уменьшит способность моего разума справляться с этим.

"It's not a good weight to put on your first confession," said Asahina-san. "You're only a boy and a girl together. Just do your best, Kyon-kun!"
— Это плохой груз для твоего первого признания, — сказала Асахина-сан. — Вы всего лишь пара, мальчик и девочка. Постарайся, Кён-кун!

Even Nagato spoke, in that toneless, utterly calm voice. "Unromantic thoughts have no utility to you in the present situation."
Даже Нагато, своим абсолютно спокойным невыразительным голосом, произнесла:
— Неромантические мысли не представляют никакой пользы для тебя в этой сиуации.

Why must I think about it?
Почему я должен думать об этом?

Why?
Почему?

All these endless days of trying to keep Haruhi under control, I had managed not to dwell on the stakes at risk.
Все эти бесконечные дни, когда я пытался держать Харухи под контролем, мне удавалось не думать о том, что стоит на кону.

Why have I suddenly lost that ability?
Почему я вдруг потерял эту способность?

But I knew the answer to my rhetorical question. A certain thought had caused me, just a short while ago, to realize that my brain had avoided thinking about some matters. Once you come to that sort of realization, you can also see other things you haven't been thinking.
Но я знал ответ на свой риторический вопрос. Некая мысль заставила меня, совсем недавно, осознать, что мой мозг избегал думать о некоторых вещах. Осознав это однажды, я мог видеть другие вещи, о которых не думал ранее.

The fact remains that Haruhi's attachment to me was the only lynchpin that held this universe together. Even though Haruhi might have changed over time, there is no guarantee that this aspect has become any different. If I told Haruhi that I never wanted to see her again, or let her discover me in the arms of another woman, there is a high probability that the sun would not rise the next morning. If I didn't look both ways before crossing the road and was hit by a passing truck, then Haruhi might remake the universe to bring me back to life, or reality might just not be there anymore.
Никуда не исчез факт, что привязанность Харухи ко мне — единственный стержень, не дающий вселенной развалиться. Даже если Харухи изменилась со временем, нет никакой гарантии, что этот аспект не остался неизменным. Если бы я сказал Харухи, что не желаю её больше видеть, или позволил ей застать меня в объятиях другой, с высокой вероятностью солнце не поднялось бы на следующее утро. Если бы я не посмотрел в обе стороны перед тем, как перейти дорогу, и был бы сбит проезжающим мимо грузовиком, то Харухи могла бы переделать вселенную, чтобы вернуть меня к жизни, или реальность могла бы просто перестать существовать.

Isn't that a ridiculous burden to bear while crossing the street? How can it possibly be that one person has to take responsibility for the world like that? If billions of lives hung on it, wouldn't there be ten crack military units to watch me cross the street, with all trucks cordoned off for a hundred-mile radius? Wouldn't there be government ministers and CEOs convening to decide what to do about Suzumiya Haruhi, so that the matter would long since have been taken out of the hands of this high school student? This outlandish degree of personal responsibility makes me want to say, "But that sort of thing couldn't possibly happen in real life."
Не чрезмерно ли нести такую ответственность, переходя дорогу? Как вообще может быть, чтобы один человек вот так должен был принимать на себя ответственность за весь мир? Если миллиарды жизней зависели от этого, не должен ли десяток военных подразделений был следить за тем, как я перехожу дорогу, и перекрывать движение на сотню миль вокруг? Одно предложение хрен знает как переводить. Эта невероятная степень ответственности заставляет меня сказать: "Но ведь такое не может произойти в реальной жизни".

I looked over at Nagato. In theory, she represented a whole interstellar network of beings who existed in pure 'data', a society so strange that it seemed futile to try to think about any part of it except the organic interface Nagato Yuki. And yet there could be a billion times as many worlds out there as Earth, just because Haruhi conceived a desire for the existence of 'aliens'.
Я посмотрел на Нагато. Теоретически, она представляла целую межзвёздную сеть созданий, существующих в чистой "информации", общество столь странное, что казалось бесполезным даже пытаться думать о какой-либо его части, кроме органического интерфейса по имени Юки Нагато. И, в то же время, могли существовать миллиарды таких миров, как Земля, просто потому, что Харухи возжелала существования "пришельцев".

I refused to think about that part, however. That was where I drew the line. It's one thing to take care of your own personal planet, but worrying about a billion other solar systems would indicate incipient megalomania. It would take a genuine weirdo to accept responsibility for a whole intergalactic civilization.
Думать об этом я был не согласен. На этом я проводил черту. Одно дело — заботиться о своей собственной планете, но беспокойство о миллиарде других звёздных систем указывало на зарождающуюся мегаломанию. Нужно быть действительно странным типом, чтобы принять ответственность за целую межгалактическую цивилизацию.

"Nagato," I said, "I want to talk with Haruhi about personal things, and I might be embarrassed if I thought the Data Integration Thought Entity was listening to our conversation. Is there any way you can assure me that we have some privacy?"
— Нагато, — сказал я, — я хочу поговорить с Харухи о личных вещах, и буду смущаться, если подумаю, что Интегральная Мыслесущность подслушивает наш разговор. Не могла бы ты обеспечить нам немного приватности?

"I cannot stop the Data Integration Thought Entity from listening," Nagato said in her colorless voice, "but I should be able to detect if they do. If so, I will cause your cellphone to emit a small chirp. In the absence of this evidence, you can infer that no one is listening."
— Я не могу остановить Интегральную Мыслесущность, если они захотят послушать, — бесцветно произнесла Нагато, — но я, должно быть, смогу определить, если они это сделают. В этом случае, я заставлю твой телефон пискнуть. В отсутствие этого свидетельства, ты можешь заключить, что никто не подслушивает.

I couldn't even look at her, thinking about our strange friendship and how much I was presuming on it. And my trusting relationship with Koizumi, and Asahina-san…
Я не мог даже посмотреть на неё, думая о нашей странной дружбе и о том, как я ей злоупотребляю. И моими доверительными отношениями с Коизуми, и Асахиной-сан…

"Kyon certainly has changed," observed Koizumi.
— Кён определённо изменился, — заметил Коизуми.

A chill ran down my spine. What does Koizumi mean by that?
Мурашки пробежали у меня по спине. Что Коизуми имел в виду?

"Storming in here with a completely insane plan he made up all on his own, and expecting the rest of us to go along. Does it remind you of anyone else you know?"
— Ломится вперёд с абсолютно безумным планом, который он придумал в одиночку, и ожидает, что мы поддержим его. Не напоминает никого из твоих знакомых?

"Yes," said the lovely Asahina-san, her voice soft and sweet. "I also think that Kyon-kun has grown closer to his promised bride."
— Да, — мягко и сладко сказала прекрасная Асахина-сан. — Я тоже думаю, что Кён-кун стал ближе к своей избраннице.

If you're done speaking horrible words that shouldn't be considered even in the silence of one's private mind, I think I'll go now.
Если вы закончили произносить ужасные вещи, о которых не следует думать даже в уединении своего собственного разума, то я, пожалуй, пойду.


Содержание :: Вторая глава

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License